1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сколько в россии дач

С российских дачников хотят собирать больше налогов

22.08.2016 Полтриллиона рублей можно собрать с российских дачников

Общая площадь дачных участков в России равна примерно десяти территориям Москвы, но при этом около трети из них — терра инкогнита для государства. Если собрать с дачников все положенные налоги и сборы, региональные бюджеты можно пополнить минимум на полтриллиона рублей.

Участок в десять столиц

В РФ в 2006 году было зарегистрировано 13,8 млн земельных участков в 79 тыс. некоммерческих садоводческих, огороднических и дачных объединениях, следует из сельскохозяйственной переписи того года (проводится раз в 10 лет, нынешняя — только закончилась). Еще 533 тыс. таких участков, обнаруженных в ходе переписи, ни в какие объединения не входили.

Ближе к реальности оценка Союза садоводов России: в стране — около 16 млн дачных участков, привела данные Людмила Бурякова, руководитель общественной приемной союза. А если учесть другие загородные дачные владения, включая старосоветские дачи и «типовые дачные дворцы», то общее число составит примерно 17-20 млн, пишет в журнале «Демоскоп Weekly» (N 655-656 2015 года) Андрей Трейвиш из Института географии РАН. Профессор Института экономики РАН Иван Стариков считает, что дачных участков в РФ и вовсе примерно 32-35 млн. Сколько в РФ дачников, тоже вопрос: Стариков, например, говорит о 42-47 млн человек, Союз садоводов — о 60 млн человек.

В любом случае точное число дач в России — от огородов, приусадебных хозяйств с домом или без до загородных дворцов — точно неизвестно никому. Чтобы поставить на учет всех дачников, власти призывают их вступать в объединения и регистрировать свои участки, обещая за это разные блага. Верят не все.

Однако даже с учетом расхождений в оценках дачи составляют как минимум треть всех домохозяйств в стране (по результатам всероссийской переписи 2010 года их было 54,6 млн). Только по данным сельхозпереписи 2006 года площадь 13,8 млн дачных участков составляла 1,2 млн га, или 12 тыс. кв. км. Это пять столиц РФ (площадь Москвы — 2,5 тыс. кв. км). А если посчитать 35 млн участков по среднему показателю шесть соток каждый, то выйдет 2,1 млн га, или почти десять российских столиц.

Неудивительно, что для государства дачная территория — важный источник потенциальных доходов. Важно здесь то, то платежи с дачников, включая ключевые — налоги на землю и имущество (дома, бани, гаражи), идут в местные бюджеты. В 2016 году из 85 регионов, по данным Счетной палаты, только девять оказались донорами, т. е. зарабатывали больше, чем тратили. Остальные — на дотации из центра. Число таких регионов-реципиентов растет. «И центр говорит: ребята, у вас там есть садоводы-огородники, мы вам даем право увеличивать сборы с земли и недвижимости, потому что мы вам трансферты для бюджетного выравнивания из федерального бюджета будем сокращать,— рисует картину Иван Стариков.— Поэтому вот вам, условно говоря, пистолет в кобуре и жезл, выходите на большую дорогу, выходите и ошкуряйте дачников и огородников на ваших территориях».

Собрать с земли

В 2014-2016 годах в РФ местные власти начали массово взимать налог на дачную землю по новым правилам. В его основе кадастровая оценка, по идее близкая к рыночной. Ставку налога местные власти почти везде сделали максимальной — 0,3% от стоимости земли, отмечает Бурякова. А ее оценку хоть и проводили независимые оценщики, но приблизили к бюджетным нуждам, предполагали эксперты. Размер налога для дачника вырос в 2,5-10 раз, так что самые бедные из них в регионах стали дачи продавать.

Данных о том, сколько приносит местным бюджетам земельный налог на дачи, в открытом доступе нет. Но, например, в Одинцовском районе Московской области только одно садовое некоммерческое товарищество (СНТ) платит только за 6,5 га земли общего пользования 440 тыс. руб. в год, а владельцы дач за личные участки — по 2-4 тыс. руб. в год, приводит пример Бурякова. В Саратове местные думцы, как писала «Российская газета», понизили налог с 0,3% до 0,1% для 14,5 тыс. дачных участков, в результате местный городской бюджет лишится примерно 27 млн руб. в год. Это треть дохода от налога на дачную землю, а всего местный бюджет, выходит, получал по нему около 81 млн руб. в год, или 5,5 тыс. руб. в год с одного участка.

Если огрублять по этой скромной оценке (Саратов — на пятом месте по бедности среди городов, по расчетам Финансового университета при правительстве РФ), то местные бюджеты по всей стране могли бы получать минимум 88-180 млрд руб. только от земельного налога на дачников.

Еще один лакомый сбор с дачников — налог на жилые постройки, который с 2015 года также привязан к кадастровой стоимости участка.
Выплаты за обычные дачные дома — «не дворцы» — в среднем 200-700 руб. в год, говорит Бурякова. Те же, кто не зарегистрировал их в Росреестре, платят налог главам дачных объединений на их усмотрение (или не платят вообще). Таких на самом деле много, говорит Буракова: «Очень грубо: есть 16 млн участков, из них половина имеет строения и уже половина из них — не зарегистрирована». Таким образом, речь может идти о 4 млн участков с незарегистрированными строениями (или 8 млн, если исходить из 35 млн дачных участков в РФ). Власти могут получить от них в местные бюджеты 2,4-4,8 млрд руб. дополнительных ежегодных платежей.

Чтобы дачники активнее «переходили в правовое поле», Минэкономики внесло в 2016 году в правительство законопроект (изменения в статью 396 части второй Налогового кодекса), предусматривающий двойной налог на землю для тех, кто не зарегистрировал на участках жилые дома, либо вообще ничего на них не построил. «Поправки предполагают налоговое стимулирование собственников земельных участков, предназначенных для жилищного строительства, к строительству или регистрации построенных объектов недвижимости»,— пояснила пресс-служба министерства.

По данным Росреестра, на которые ссылается Минэкономики, сегодня в РФ насчитывается около 5 млн учтенных по всем правилам земельных участков, предоставленных для жилищного строительства, на которых нет жилья. А есть еще огородники, на участках которых запрещено капитальное строительство, но, по словам Буряковой, масса коттеджных застроек (им вообще придется либо сносить жилье, либо менять статус земли).

«Точно определить суммы, которые могут поступить в местные бюджеты в связи с принятием законопроекта, сложно, поскольку неизвестно, какое именно количество юридических и физических лиц затянут сроки осуществления жилищного строительства и насколько»,— сообщила пресс-служба Минэкономики. Но дачнику в любом случае придется платить — либо как добросовестному собственнику, либо как нарушителю.

Собрать из-под земли

Если дачники объединены в юрлицо, то их с сентября 2016 года могут обязать платить за скважины. Минэкологии Московской области будет проверять, купили ли они лицензию на добычу подземной воды. «Это были федеральные полномочия, которые перешли с 1 января 2015 года на региональный уровень»,— пояснил в эфире «Радио Вести» глава ведомства Александр Коган.

Согласно закону, лицензия нужна, если юрлицо добывает более 500 куб. м воды в сутки, что с учетом полива садов и огородов в больших дачных объединениях не так много. Цена лицензии в Московской области — от 700 тыс. руб., говорит Бурякова, что для СНТ «очень неподъемно» (цена будет снижаться, заверил Коган). Да и прежде чем получить лицензию, часто нужно согласование Гослесфонда: «А это вопрос нерешаемый».

Если нет лицензии, штраф — 0,8-1 млн руб. По данным Росгидромета, в Московской области действует около 10 тыс. водяных скважин. Лицензия есть лишь у половины. По грубым прикидкам только в этом регионе дачникам придется либо платить 3,5 млрд руб. за лицензию, либо 5 млрд руб. штрафа. По стране цифра будет больше.

Из других свежих идей, которые могут обернуться новыми тратами для дачников,— майский законопроект депутата Олега Нилова сделать из поселений дачников населенные пункты (сегодня 3,5% из дач имеют такой статус). А значит, такие поселки должны получить социальную инфраструктуру, но за неимением бюджетных средств это возложили бы на плечи самих поселенцев. В регионах жалуются, что им повышают взносы за лицензии на дрова на зиму или переводят их на индивидуальный порядок вывоза мусора. «Это кто-то на местном уровне так решает»,— замечает Бурякова.

Обострения и конфликты с дачниками будут нарастать. «Если у нас на сегодня, условно, дефицит региональных бюджетов составляет 1,7 трлн руб., то гипотетически примерно 500-600 млрд руб. правительство мечтало бы, что регионы смогут собрать эти деньги с дачников по стране»,— рассуждает Иван Стариков. Но не получится. Реально располагаемые доходы россиян падают уже 20 месяцев подряд, а затраты на администрирование новых налогов, по мнению Старикова, будут очень велики: «С моей точки зрения, визгу много будет, а шерсти мало. И народ это запомнит».

Дачники России как массовое явление

Сегодня мы обсудим кто такие дачники России и почему в России это массовое явление.

«По данным ВЦИОМ, большинство жителей России проводят свои летние отпуска на даче и лишь 14 % выбирают отдых на местных или зарубежных курортах».

Сегодня дача как культура, стихия, ценность династии, где чай в сто раз вкуснее чем городской, а камин в зале собирал всех предков по вечерам (как в советские времена воспринимали «6 соток») отошла на задний план, сегодня дача для многих домик с участком, некий налет романтичности есть, да и есть разные дачи, но все же — вот этот дачный культ он сохранился лишь у людей в возрасте.

Но факт в том, что дачники России, несмотря на все — явление массовое, пусть они «не молятся» на свой домик, но с большой скоростью скупают земли, и окучивают грядки в ритме городской суеты.

Россияне любят дачу, деревню и все, что с этим связано , дачное хозяйство в основном ведут с целью обеспечения семьи продуктами, заготовками. Садоводство, огородничество — одни из самых любимых хобби россиян.

Вообще наши соотечественники обожают занятия, связанные с природой (рыбалка, сбор грибов, ягод) почти так же, как и «сидение» в Интернете и просмотр ТВ-программ (а, насколько мы знаем, — пользуются Сетью и смотрят ТВ огромное количество народа).

Дачников в России на самом деле бессчетное количество, только любителями садоводства себя считают больше 30% опрошенных россиян, а если иметь ввиду и неофициальных, периодически занимающихся огородом, то цифры намного значительней. Думаю, больше половины россиян в той или иной степени являются садоводами.

И большая часть любителей домиков на природе — стихийные захватчики.

Согласно статистике — только 30% дачников официально зарегистрировали свои владения. И даже когда всем, облагораживающим «незаконно захваченные» земли предложили по упрощенной процедуре закрепить свои права на участки — люди неохотно воспользовались этим…

Даже по данным за 2010 год:

«Статистика Росреестра показывает: в 2007 году по всей России «амнистией» воспользовались 700 тысяч граждан, в 2008 году — один миллион 483 тысячи, в 2009 два миллиона 590 тысяч. Вроде бы дело ускоряется, все равно это капля в море.

Сколько земли в официальном владении россиян сейчас, никто толком и не знает. Между тем в прессе проскользнули цифры, полученные в Роснедвижимости: цена всей «дачной» земли в России — 23,6 триллиона рублей. Колоссально…

В общем, все российские дачи, от фанерных халуп до многоэтажных дворцов, пересчитать довольно проблематично. Хотя в Подмосковье это сделать все-таки попытались, и вот что получилось, так сказать, в первом приближении. По данным МВД на 2009 год, в Московской области примерно 500 коттеджных поселков и свыше 11000 садоводческих товариществ — это около одного миллиона дач, коттеджей и частных домов, из них в 150 тысячах строений люди живут постоянно, круглогодично. Владельцы остальных лишь приезжают на выходные или в отпуска».

Сегодня появилась информация, что «С 1 января 2018 года вводится запрет на любые операции с земельными участками, которые не имеют установленных по закону границ. Их нельзя будет продать, подарить, завещать. В стране таких участков — порядка 40%.

В основном это участки в садовых и дачных товариществах, деревнях, поселках. Их владельцам необходимо срочно устанавливать сейчас границы. Но из-за кадастровых ошибок, допущенных не по их вине, сделать зачастую просто невозможно. Люди оказались практически в тупике».

То есть практически половина всех дач — незарегистрированные.

Тем не менее дачников ничто не останавливает: их становится все больше. Весной-летом, одухотворенный дачным энтузиазмом народ, активно скупает все связанное с садоводством: инструменты, декор для сада, саженцы, рассаду, стройматериалы и пр. То есть дача не только вожделенная мечта для горожан, но и выгодное направление в сфере продаж.

По данным за 2012 год количество дачников увеличилось по сравнению с предыдущими годами:

«По данным на август 2011 г. в крупных городах 48 % населения имеют дачи, а в целом по России около 60 % населения имеют дачные участки».

По данным ВЦИОМ, 81 % дачников используют свою землю для производства пищевых продуктов для семейного потребления, 30 % опрошенных занимаются ландшафтным дизайном, и только для 23 % опрошенных дача — место отдыха.

Подавляющее большинство владельцев «фазенд и усадеб» (94%) не позволяют себе просто отдыхать, а ведут активное приусадебное хозяйство и огородные работы. При этом 91% огородников извлекают практическую пользу из своих «шести соток», делая запасы на зиму.

Сегодня дача популярнее и, надо сказать — доступнее, чем отдых за границей, который себе могут позволить лишь чуть более десяти процентов россиян.

Оказывается, что и даже с дачами, такой безобидной сферой на первый взгляд, не все так просто. Между производителями семян, удобрений, дачной утвари, риелторами, продающими участки да домики, как и между нефтяными магнатами, производителями медикаментов — нешуточная конкуренция, иногда война.

Видео Первого канала «Теория заговора. Садоводы«:

В описании к видео говорится:

«Если собрать всех дачников России, то получится население Испании – почти 50 млн. человек. Производители семян, рассады, садовой техники – все хотят превратить их в своих клиентов.

Любой урожай начинается с семян. Какая бы ни была дача, инвентарь, удобрения. Проблем с семенами нет, можно выбрать на любой вкус. Но что именно выбрать? И какой будет вкус у того, что вырастет из этих семян? Практически весь рынок семян в мире принадлежит нескольким транснациональным корпорациям.

Все началось несколько десятилетий назад в Америке. С тех пор мода распространилась по всему миру. Корпорации вкладывают огромные деньги в исследование и выведение новых сортов. Генномодифицированных сортов!»

Только здесь уточнение: если верить опросам — дачами занимаются не менее 60 % россиян, то есть не менее 80 млн россиян страдают хронической тягой к дачному образу жизни.

В кризис, как, например, сегодня, дачники активируются и охотнее занимаются огородом, делают заготовки, тем самым экономят на ставших дорогими продуктах из магазина. Самые любимые и популярные заготовки — это, конечно, огурцы, помидоры соленые-маринованные, капуста квашеная, варенье яз ягод и растений, овощей (например, из ревеня, кабачков), компоты и прочее.

Только вот, если допускать, что часть семена у нас добыты из уже генно модифицированных продуктов — то по сути выращивание «своих» овощей, фруктов бессмысленно, нужны «чистые» семена. Эксперты говорят, что большинство семян в России — не генно модифицированные, но однозначных сведений по всему товару никто не даст.

В любом случае — даже если покупать семена на рынке, не особо придираясь к качеству, получается хорошая экономия бюджета, если, конечно, дача рядом с домом или проезд до нее недорогой.

Деревня и свой участок земли — не только модное, но и приятное удовольствие: в последнее десятилетие все активно бегут из города в сельскую местность. И если сразу после начала периода динамичной застройки городов люди старались поскорее приобрести квартирку, да в какой-нибудь четырнадцатиэтажке, то сегодня, когда небоскребы стоят уже посреди бывших деревень, жилья многим все мало, но в целом народ пресытился — люди с ностальгией и вожделением стали смотреть в сторону природы да домиков с печками.

Многим хочется убежать от душного, тесного городского духа в одиночество с природой, костерком, рыбалкой и т.д.

Даже отсутствие водопровода на дачах не смущает россиян: только у 40% часто посещающих дачи есть в домике вода. Однако электричество есть у 83%, у 35% даже есть отопление, у 17% канализация, у 12% есть газ, и 14% не имеют вообще никаких благ.

Но вот ценность дачи для россиянина не вместиться в такую примитивную суть, как (по мнению некоторых):

«Смысл существования дачника — оттяпать себе кусок природы родной страны и оградить ее сеткой-рабицей (или забором из профнастила) от остальных соотечественников (с целью использования природы в эгоистических интересах)».

Дача для русского человека не только отдых, средство пополнения съестных запасов, да кусочек природы с чистым воздухом — это компенсация утраченного контакта с землей. Долгое время наши предки жили на полях да равнинах, неспроста звалась родина «земля-матушка русская». Земля и кормила, земля хоронила, и жизнь давала.

Вообще, свое название «дача» клочок земли с домиком получил во времена древние: «первоначально — «дарованная князем земля»». Привыкшие «оседать» на траве русские, перебираясь на высокие этажи в небоскребах, теряют эмоциональную связь со своими корнями.

Думаю, отчасти желание иметь кусок земли продиктовано и подсознательным чувством самосохранения, желанием восстановления минталитетной целостности, русской самобытности.

Да и привычка — дело серьезное, иногда полжизни строится на привычке. Если у большинства россиян нет возможности выезда за границу или на российские курорты, но есть дачка за городом — вместо отдыха на диване перед телевизором, конечно, в выходные лучше поехать на природу. А если есть и домик, и грядки — так почему бы не посадить на них овощей, однажды посадили — теперь всю оставшуюся жизнь нужно окучивать, сеять, убирать, летом, осенью, весной.

Есть те, кому все это в радость. А есть те, кого «запрягли» родственники, они хотят ТВ посмотреть, но по воле долга, судьбы меняют пассивный отдых на дачные развлечения, и каждые выходные с рассадой, торчащей из окон авто, с женой, детьми в охапку, баулами, едут на всеми любимую дачу.

Несмотря на строящиеся коттеджные поселки (большинство из которых все-таки с загородными домами, а не дачами) — 90 и более процентов всех российских дач — простенькие домики или обычные прочные избушки, или без излишеств, отделанные сайдингом да недорогими стройматериалами «терема». Стоят невпопад среди маленьких дачек дорогие хоромы, пожалуй, мало где еще в мире, кроме как в России, можно встретить так много классового контраста: дворцы соседствуют с сараями, и всех все устраивает.

Еще лет 6 назад, проезжая по узким улочкам местного дачного поселка, я обратила внимание на множество маленьких дач, построенных еще в советские времена: через них можно увидеть и историю страны, людей, а не только прогнившие доски да ржавые гвозди. В железных чайниках, которые ныне антиквариат, растут цветы, у бабушек, дедушек еще по инерции и старой памяти на стенах висят календари с советскосоюзовскими символами и датами, на верандах есть старые сундуки, кои ныне раритет, к потолку подвешены пучки трав, всякая ненужная утварь. И ни на какие современные удобства большинство пожилых людей не поменяют свой скромный уютный дом.

Люди из чего только не делают дома, чем только не подпирают грядки, как только не украшают газоны. Можно найти диваны из ванн, клумбы из тазов, дорожку из битых тарелок и прочее.

Еще с глубокосоветских времен сформировался стереотип, что формула успеха — это дача, квартира, машина + семья, стабильная работа. Нет дачи — и все остальное теряет насыщенный смысл: некуда ехать на выходных, нет места отдыха, нет семейной усадьбы, где царит дух династии и т.д. Есть дача — есть отдушина, для многих людей, имеющих стабильную (=скучную) работу — это реализация, самовыражение, а что.. «На своём на огороде Шляхтич равен воеводе» (Н.В. Гоголь). Здесь и власть, и «свои шесть соток», и отрыв от обязательств.

В современности для молодого поколения (скажем так, для тех, кто моложе 30 лет) дача — это уже совсем не то, чем она была для советского поколения.. Дача — это хороший загородный дом с отоплением, электричеством, канализацией, газон, много цветов, беседка, две грядки, асфальт до ворот. Если кто и берет мотокультиватор или лопату в руки, то в качестве альтернативы спортзалу, экзотическому развлечению, или действительно кто-то любит дачу, и такое бывает…

Полтриллиона рублей можно собрать с российских дачников

Общая площадь дачных участков в России равна примерно десяти территориям Москвы, но при этом около трети из них — терра инкогнита для государства. Если собрать с дачников все положенные налоги и сборы, региональные бюджеты можно пополнить минимум на полтриллиона рублей.

Участок в десять столиц

В РФ в 2006 году было зарегистрировано 13,8 млн земельных участков в 79 тыс. некоммерческих садоводческих, огороднических и дачных объединениях, следует из сельскохозяйственной переписи того года (проводится раз в 10 лет, нынешняя — только закончилась). Еще 533 тыс. таких участков, обнаруженных в ходе переписи, ни в какие объединения не входили.

Ближе к реальности оценка Союза садоводов России: в стране — около 16 млн дачных участков, привела данные Людмила Бурякова, руководитель общественной приемной союза. А если учесть другие загородные дачные владения, включая старосоветские дачи и «типовые дачные дворцы», то общее число составит примерно 17-20 млн, пишет в журнале «Демоскоп Weekly» (N 655-656 2015 года) Андрей Трейвиш из Института географии РАН. Профессор Института экономики РАН Иван Стариков считает, что дачных участков в РФ и вовсе примерно 32-35 млн. Сколько в РФ дачников, тоже вопрос: Стариков, например, говорит о 42-47 млн человек, Союз садоводов — о 60 млн человек.

В любом случае точное число дач в России — от огородов, приусадебных хозяйств с домом или без до загородных дворцов — точно неизвестно никому. Чтобы поставить на учет всех дачников, власти призывают их вступать в объединения и регистрировать свои участки, обещая за это разные блага. Верят не все.

Дикие сотки

Однако даже с учетом расхождений в оценках дачи составляют как минимум треть всех домохозяйств в стране (по результатам всероссийской переписи 2010 года их было 54,6 млн). Только по данным сельхозпереписи 2006 года площадь 13,8 млн дачных участков составляла 1,2 млн га, или 12 тыс. кв. км. Это пять столиц РФ (площадь Москвы — 2,5 тыс. кв. км). А если посчитать 35 млн участков по среднему показателю шесть соток каждый, то выйдет 2,1 млн га, или почти десять российских столиц.

Неудивительно, что для государства дачная территория — важный источник потенциальных доходов. Важно здесь то, то платежи с дачников, включая ключевые — налоги на землю и имущество (дома, бани, гаражи), идут в местные бюджеты. В 2016 году из 85 регионов, по данным Счетной палаты, только девять оказались донорами, т. е. зарабатывали больше, чем тратили. Остальные — на дотации из центра. Число таких регионов-реципиентов растет. «И центр говорит: ребята, у вас там есть садоводы-огородники, мы вам даем право увеличивать сборы с земли и недвижимости, потому что мы вам трансферты для бюджетного выравнивания из федерального бюджета будем сокращать,— рисует картину Иван Стариков.— Поэтому вот вам, условно говоря, пистолет в кобуре и жезл, выходите на большую дорогу, выходите и ошкуряйте дачников и огородников на ваших территориях».

Собрать с земли

В 2014-2016 годах в РФ местные власти начали массово взимать налог на дачную землю по новым правилам. В его основе кадастровая оценка, по идее близкая к рыночной. Ставку налога местные власти почти везде сделали максимальной — 0,3% от стоимости земли, отмечает Бурякова. А ее оценку хоть и проводили независимые оценщики, но приблизили к бюджетным нуждам, предполагали эксперты. Размер налога для дачника вырос в 2,5-10 раз, так что самые бедные из них в регионах стали дачи продавать.

Данных о том, сколько приносит местным бюджетам земельный налог на дачи, в открытом доступе нет. Но, например, в Одинцовском районе Московской области только одно садовое некоммерческое товарищество (СНТ) платит только за 6,5 га земли общего пользования 440 тыс. руб. в год, а владельцы дач за личные участки — по 2-4 тыс. руб. в год, приводит пример Бурякова. В Саратове местные думцы, как писала «Российская газета», понизили налог с 0,3% до 0,1% для 14,5 тыс. дачных участков, в результате местный городской бюджет лишится примерно 27 млн руб. в год. Это треть дохода от налога на дачную землю, а всего местный бюджет, выходит, получал по нему около 81 млн руб. в год, или 5,5 тыс. руб. в год с одного участка.

Если огрублять по этой скромной оценке (Саратов — на пятом месте по бедности среди городов, по расчетам Финансового университета при правительстве РФ), то местные бюджеты по всей стране могли бы получать минимум 88-180 млрд руб. только от земельного налога на дачников.

Еще один лакомый сбор с дачников — налог на жилые постройки, который с 2015 года также привязан к кадастровой стоимости участка.

Выплаты за обычные дачные дома — «не дворцы» — в среднем 200-700 руб. в год, говорит Бурякова. Те же, кто не зарегистрировал их в Росреестре, платят налог главам дачных объединений на их усмотрение (или не платят вообще). Таких на самом деле много, говорит Буракова: «Очень грубо: есть 16 млн участков, из них половина имеет строения и уже половина из них — не зарегистрирована». Таким образом, речь может идти о 4 млн участков с незарегистрированными строениями (или 8 млн, если исходить из 35 млн дачных участков в РФ). Власти могут получить от них в местные бюджеты 2,4-4,8 млрд руб. дополнительных ежегодных платежей.

Чтобы дачники активнее «переходили в правовое поле», Минэкономики внесло в 2016 году в правительство законопроект (изменения в статью 396 части второй Налогового кодекса), предусматривающий двойной налог на землю для тех, кто не зарегистрировал на участках жилые дома, либо вообще ничего на них не построил. «Поправки предполагают налоговое стимулирование собственников земельных участков, предназначенных для жилищного строительства, к строительству или регистрации построенных объектов недвижимости»,— пояснила пресс-служба министерства.

Огороды без границ

По данным Росреестра, на которые ссылается Минэкономики, сегодня в РФ насчитывается около 5 млн учтенных по всем правилам земельных участков, предоставленных для жилищного строительства, на которых нет жилья. А есть еще огородники, на участках которых запрещено капитальное строительство, но, по словам Буряковой, масса коттеджных застроек (им вообще придется либо сносить жилье, либо менять статус земли).

«Точно определить суммы, которые могут поступить в местные бюджеты в связи с принятием законопроекта, сложно, поскольку неизвестно, какое именно количество юридических и физических лиц затянут сроки осуществления жилищного строительства и насколько»,— сообщила пресс-служба Минэкономики. Но дачнику в любом случае придется платить — либо как добросовестному собственнику, либо как нарушителю.

Собрать из-под земли

Если дачники объединены в юрлицо, то с сентября 2016 года их будут проверять, купили ли они лицензию на добычу подземной воды (скважины), что обязаны были сделать еще по закону 1992 года. «Это были федеральные полномочия, которые перешли с 1 января 2015 года на региональный уровень», — пояснил в эфире «Радио Вести» глава ведомства Александр Коган.

Согласно закону, лицензия нужна, если, например, СНТ имеет единый водозаборный узел (т.е. им пользуется не 1 участок). Госпошлина за лицензию в Московской области — 7,5 тыс. руб., выдается она на 25 лет, сообщила «Деньгам» пресс-служба Минэкологии. Но сама установка скважины стоит от 700 тыс. руб., говорит Бурякова, что для СНТ «очень неподъемно».

Если нет лицензии, штраф — 0,8-1 млн руб. «По информации Геоцентра-Москва, в Московской области порядка 12660 скважин», — уточнили «Деньгам» в Минэкологии. По экспертным оценкам, их количество превышает 20 тысяч. Лицензии имеются на приблизительно 6 тыс. скважин. Из них почти 20% эксплуатируют водоканалы, 4% — предприятия пищевой промышленности.

Большинство же скважин принадлежит СНТ и иным объединениям дачников, их в Московской области, по информации Минэкологии, зарегистрировано 11 тыс. Из них лицензии на скважины воды имеют около 10%, сообщили в Минэкологии. По грубым прикидкам только в этом регионе дачникам придется платить за лицензию 75 млн руб. По стране цифра будет больше. Штрафы – а их сумма по Московской области может достигать 10 млрд рублей – пока взиматься не будут, заверило министерство. СНТ будут предупреждать, предписывая им купить лицензию.

Загадочная русская dacha

Из других свежих идей, которые могут обернуться новыми тратами для дачников,— майский законопроект депутата Олега Нилова сделать из поселений дачников населенные пункты (сегодня 3,5% из дач имеют такой статус). А значит, такие поселки должны получить социальную инфраструктуру, но за неимением бюджетных средств это возложили бы на плечи самих поселенцев. В регионах жалуются, что им повышают взносы за лицензии на дрова на зиму или переводят их на индивидуальный порядок вывоза мусора. «Это кто-то на местном уровне так решает»,— замечает Бурякова.

Обострения и конфликты с дачниками будут нарастать. «Если у нас на сегодня, условно, дефицит региональных бюджетов составляет 1,7 трлн руб., то гипотетически примерно 500-600 млрд руб. правительство мечтало бы, что регионы смогут собрать эти деньги с дачников по стране»,— рассуждает Иван Стариков. Но не получится. Реально располагаемые доходы россиян падают уже 20 месяцев подряд, а затраты на администрирование новых налогов, по мнению Старикова, будут очень велики: «С моей точки зрения, визгу много будет, а шерсти мало. И народ это запомнит».

Культ дачи. Почему миллионы россиян до сих пор держат огороды

Во второй половине XX века дача в СССР и впоследствии в России превратилась в культурный феномен — людям нравилось чувство обладания землей и недвижимостью, когда самого понятия частной собственности в стране не существовало. Вокруг дачной жизни сформировался гигантский теневой сектор экономики, который не исчез и после распада Союза. Многие продолжают работать на дачах и сейчас — отдавая себе отчет, что овощи проще и дешевле купить в супермаркете, чем вырастить, занимаясь тяжелым трудом с апреля по октябрь. Корреспондент Настоящего Времени поговорил с владельцами дач неподалеку от Великого Новгорода.

Миллионы дачников

Сколько в России дач и участков — точно неизвестно. По данным главного научного сотрудника отдела социально-экономической географии Института географии РАН Андрея Трейвиша, их свыше 14 млн. Союз садоводов России называл большее число — 16 млн.

Частично эти данные подтверждаются промежуточными итогами так называемой дачной амнистии — упрощенной процедуры оформления объектов недвижимости на садовых участках в собственность. За время действия программы владельцы легализовали 13 млн объектов, из них 10 млн — это участки. По данным авторов закона, не успели или не захотели сделать это еще более пяти миллионов фактических собственников.

Демографы считают, что дачами пользуются около 40 млн россиян. По распространению второго жилья горожан в сельской местности — это и садовые, и старые деревенские дома — Россия остается лидером в мире.

«Если упаду, то на мягкую землю»

Поколение советских людей, которые привыкли к физическому труду на земле с детства, до сих пор занимается участками в старых небольших дачных массивах или вовсе в деревнях. Жителям Великого Новгорода и городских поселков Новгородского района массово раздали участки земли в 90-е годы. Особенно обширны дачные массивы к юго-западу от Великого Новгорода. Дачникам приходилось самостоятельно вырубать и корчевать кустарники и мелколиственный лес, обрабатывать землю и удобрять ее, приезжая в стареньких, тесных и пыльных загородных автобусах.

К середине нулевых энтузиазм дачников сильно просел. В 90-е участки получали в основном те, кто вырос в городе и не был готов поддерживать землю в надлежащем состоянии любой ценой. Сейчас массивы, где до сих пор нет электричества, стоят в запустении. Редкие ухоженные огороды и небольшие садовые домики стоят посреди вновь выросшего молодого леса. Кабаны и зайцы портят плодовые деревья и уничтожают овощные посадки. Корреспондент НВ увидел зайца по соседству с ухоженным участком с домом и баней.

— Мы занимаемся своей дачей для удовольствия. Приезжаем, отдыхаем или работаем в тишине, с внуками. Но и жить огород помогает. Заготавливаем на зиму соленья, и их хватает — у нас небольшая семья, — рассказывает дачница массива «Заречный» Татьяна Ефремова.

Территории, называемой в народе «Заречный» по названию находящегося неподалеку маленького коттеджного поселка, несколько лет назад повезло. Туда провели электричество. Некоторые пустующие участки ожили, там развернулось строительство. И если старшие поколения больше занимаются огородом, то люди среднего возраста и молодежь воспринимают дачу как место отдыха.

— А дети что? Им только шашлычки пожарить и уехать. А мне в четырех стенах сидеть, что ли? Для меня это и зарядка. Я инвалид, хожу с палочкой. А здесь без палки могу, потому что если упаду — то на мягкую землю. Так что для меня огород в радость, и отказываться от него я не хочу. Но и подспорье тоже. Соседи, например, выращивают много и продают, а я — только для себя, — объясняет пенсионерка Галина Ипатова.

В будни на садовых участках больше пенсионеров. Редкие дачники помладше отказываются разговаривать, добавляя между делом только, что дача — это и место, где маленькие дети могут порезвиться на природе, а большие — отдохнуть от городской суеты.

— Охота, чтобы дети ездили сюда. Никакого экономического стимула нет. Это, понятное дело, дороже, чем в магазине. Но главный критерий какой? Качество. Дети тоже приезжают, помогают, но редко — им некогда. В Германии сейчас какая проблема? Людей хоронить негде, не разлагаются люди в земле, это все из-за искусственных продуктов. У меня друг живет в Германии, рассказывает, — рассказал дачник Владимир.

Огород в чистом поле

На 15-м километре дороги «Великий Новгород — Псков» есть поворот на так называемые Фарафоновские дачи — по названию расположенной рядом деревни Фарафоново. Здесь в 90-е раздавали дачные участки работникам крупных новгородских предприятий.

Владельцы вспоминают, как поначалу добирались до своих наделов: от основной дороги через поле, лес и болото по три километра. Через несколько лет по грунтовке, ведущей от дороги к огородам, пустили рейсовый автобус — сначала до границы массива, затем вглубь, благодаря чему стареющим дачникам больше не приходится ходить в резиновых сапогах по шесть километров в день.

Электричество на Фарафоновские дачи так и не провели, но некоторые все равно умудряются жить там целое лето, а то и круглый год. На въезде в массив стоит довольно крупный деревянный, обитый сайдингом дом с солнечными панелями. У большинства дачников — более скромные хозяйства. Своя машина есть у немногих, а автобус ходит довольно редко, а льготы на проезд в нем не распространяются. Чтобы не тратить деньги зря и успеть сделать как можно больше, владельцы участков приезжают с первым автобусом в 7:30 и работают до последнего рейса, который уходит в 9 вечера.

— Многие побросали свои дачи, вот сколько заброшенных участков. Некогда и дороговато. Дорога — 160 рублей в обе стороны. Когда мы приехали сюда, здесь были такие кусты, — он показывает на соседний неразработанный участок. — 25 лет назад это было, мы были еще молодые. Сейчас силы не те. Но это отдых на свежем воздухе, зарядка, — говорит пенсионер Юрий Иванов. — И все у меня свое: картошка, свекла, виноград вот растет. Слив в этом году будет много. Бросать участок я пока не собираюсь.

«Сделали бы дорогу»

— Это для здоровья в первую очередь. Дома только лежать на диване, а тут приехал, поработал, отдохнул. Экономический стимул тоже есть. Посмотрите: сейчас клубника стоит 300 рублей за килограмм, а здесь она у меня растет бесплатно. Но и работаю я с ней. У меня будут свои огурцы. Вкусовые качества овощей здесь совсем отличаются [от магазинных]. Когда у меня было много помидоров, я их продавал. Ко мне подошел мужчина, купил килограмм помидоров. Пошел в магазин, по пути съел помидор, вернулся и купил еще килограмм: «Таких в магазине нет», — объясняет Виталий Светлов.

Пенсионер содержит огород в другой части «Заречного», где электричество появилось давно. Здесь уже нет вторичного леса на месте старых участков, много маленьких домиков, построенных 10-20 лет назад, когда индустрия больших каркасных домов еще не была развита. Но обе части «Заречного» объединяет разбитая дорога. «Здесь два-три километра, но все равно дачники бьют свои машины. Сделали бы дорогу, автовладельцы ведь платят налоги», — жалуется дачник.

У Виталия Светлова нет машины, он разговаривает с корреспондентом НВ на остановке. Его соседка Светлана тоже ждет автобус.

— На земле работали еще мои родители. Я приезжаю сюда и отдыхаю. Это для души. Дорога, конечно, в убитом состоянии. Мы сюда приезжаем иногда на старенькой машине, жалко технику. А так — здесь свежий воздух, — сказала Светлана.

Чтобы добраться до своего огорода, необходимо преодолеть не только асфальтированные дороги разной степени сохранности, но и проехать или пройти один-другой километр по грунтовке. Подъездные пути дачники ремонтируют сами, заполняя размываемую колею обломками строительных материалов, осколками кирпича, содранным во время ремонта старым асфальтом или шлаком. Следить за сохранностью этих дорог больше некому.

Дача как терапия

Рассказы о том, как огороды помогают сохранять физическую активность на пенсии и даже продлевать молодость, можно услышать от многих. Но бесплатной эту «терапию» можно назвать лишь условно.

— Я уже пенсионерка, и дома уже скучновато, а тут физическая нагрузка. К тому же это выгодно. У меня только лук свой закончился, морковь скоро своя уже вырастет. Нет, я не скажу, что это выгодно. Потому что мы много денег тратим на дорогу, много денег тратим на посадочный материал и какие-то удобрения. Иногда хочется все бросить. Соседка работает с мужем, а я осталась одна. А женщине, знаете, нагрузки не всегда полезны. Так что бывает, что хочется все бросить. А потом переболеешь этим — и вроде ничего. Мы здесь природнились, у меня хорошие соседи. Бывает, поработаем, потом вместе сядем, поговорим о делах огородных, — говорит Надежда Дегтярева, владелица участка на Фарафоновских дачах.

Некоторые ради такой терапии решили поменять подход и взять участок поменьше, но ближе к городу. Такие дачи находятся в непосредственной близости от оживленных дорог. К примеру, Валентина Калашникова с мужем приобрела садовый участок в прошлом году. И уже поставила на нем маленький типовой домик, сделанный на заказ. Реклама таких строений заполонила все крупные дачные остановки и газеты с объявлениями.

— Сад — это ожидание какого-то результата своего труда. Сейчас все в магазинах продается круглый год, даже огурцы, которые раньше зимой только в соленом виде ели. Я посадила яблони, посадила черешню. Вот уже яблочки маленькие появились. Желания бросить нет, мы, наоборот, второй год только работаем на участке. Я выросла в деревне, для меня труд на земле — это нормально, в радость. Кто-то увлекается танцами, рисованием, а кто-то огородом, — говорит Валентина.

Другие, наоборот, решили продать свою дачу. Владелица садового участка и небольшого кирпичного садового дома Вера Мухамадиева — на пенсии, но продолжает работать. Она приезжает на дачу на собственной машине, но все равно хочет избавиться от участка:

— Я уже огород выставила на продажу, потому что сил нет — все болит. Его обрабатывать надо с весны до осени. У соседа два огорода, он собирается продать. Огород кормит: овощи, ягоды. А все остальное тоже хочется: хлеб, молоко, мясо хоть иногда.

Ждать продажи ей, возможно, придется долго. С учетом вложенных средств ее участок стоит недешево. При этом менее дорогие «шесть соток» могут годами быть невостребованными. Новгородские дачные массивы продолжают зарастать сорняками и кустарником — спрос на них оказался куда ниже предложения.

Поделиться

Мы – телеканал «Настоящее Время». Мы делаем яркие видео, рассказываем о важных новостях и злободневных темах, готовим интересные репортажи и передачи. Смотрите нас на спутнике, в кабельных сетях и в интернете. Каждый день мы присылаем дайджест всего, что нужно знать, одним письмом, а также превращаем цифры в понятные истории.

Дачный ренессанс. О возвращении россиян на огороды и дачи

В продуктовой «войне» между Россией и Западом наметился неожиданный поворот: эксперты предсказывают возвращение россиян к своим приусадебным участкам. Легендарные шесть соток ожидает новая жизнь?

В советское время дача была жизненно важна для каждого гражданина: именно там он «добирал» продуктов к своему небогатому столу. И вот эксперты предупреждают: из-за ответных санкций, затронувших западные продукты, многим из нас снова придется возвращаться на родные «фазенды». Объяснение простое: в связи с ограничениями импорта усилилось множество инфляционных факторов, говорит директор Института «Центр развития» НИУ ВШЭ Наталья Акиндинова. Уже сейчас, по ее словам, общая зарплата в стране растет только за счет бюджетников и нефтянки, в других отраслях она в реальном выражении сокращается.

«В этих условиях низкодоходным группам населения, у которых основные траты приходятся на продукты, рациональнее опираться на собственные силы, и, в частности, на дачные участки,— говорит эксперт.— К тому же у многих эти участки есть, просто придется активнее ими пользоваться».

Власти, кстати, заявляют об этом прямо: нужно стимулировать людей возвращаться на свои садовые участки, говорят, к примеру, в Ульяновской области. Минимизировать потери благодаря «фазендам» предлагают в Карелии. А в Санкт-Петербурге даже оперируют цифрами: в сфере садоводства там занято 622 тысячи семей, за 2013 год — это почти 500 тысяч тонн продукции, в нынешнем — еще больше. Продержимся!

В целом по стране ситуация действительно впечатляет. По данным ФОМа, на сегодня дачи имеют 59 процентов россиян — тут, правда, все зависит от конкретного города (например, в Москве меньше — всего лишь 41 процент). Так вот для половины из них овощи и фрукты, выращенные собственным трудом, составляют «существенную добавку к покупаемым продуктам» (в 2014-м таких людей стало больше — 56 процентов, для сравнения, два года назад их было 49 процентов). При этом доля тех, для кого это небольшая, но тоже прибавка, наоборот, уменьшилась (с 37 до 32 процентов).

«Связаны ли эти колебания с напряженной экономической обстановкой — говорить пока рано,— разводит руками аналитик ФОМа Ирина Осипова.— Сезон уже заканчивается, поэтому будем проводить исследование лишь на следующий год. В конце концов, пармезан на даче все равно никто делать не будет. Однако в период кризиса и повышения цен дачные продукты действительно помогали».

Исследователи сегодня фиксируют новый виток интереса россиян к дачному отдыху, правда, связан он с другим — модой на экологию, экопродукты и соответствующий стиль жизни.

«Если в середине 2000-х многие переходили с овощей и фруктов на цветы, то сейчас мы видим возвращение к овощам и фруктам,— отмечает Осипова.— И конечно, всегда, когда мы спрашиваем о продуктах, россияне стабильно предпочитают отечественные, считая их более экологичными и полезными».

Эксперты уверены: мы возвращаемся на природу, а в будущем даже возможен дачный ренессанс. Правда, есть и угрозы.

«С социальной точки зрения то, что люди могут возместить свое потребление, это хорошо. Можно только приветствовать и моду на экологичный образ жизни,— считает Наталья Акиндинова.— Но, конечно, производительность труда в результате очень низкая, и для экономики в целом это, скорее, плохо, нежели хорошо: люди отвлекаются от своей основной деятельности. То есть само по себе стремление иметь участок за городом, отдыхать на нем — это нормально, но вот возделывать его для пропитания — сомнительная практика для нормальной страны».

Отечественный географ, известный ученый и публицист Владимир Каганский — непримиримый критик дач «как массового социального явления», обязательно просит сделать акцент на слове «массовое». Его доводы звучат вполне убедительно: дачный пояс вокруг больших городов разрушил сложившуюся структуру землепользования и природопользования. Например, Подмосковье оказалось фрагментированным, то есть сегодня леса или пашни уже не представляют сплошную сеть, как должно быть в идеале, они разбиты дачными участками. Стало негде ходить пешком, вместе с дачниками появились автомобили, мусор, пропали многие виды птиц и диких животных, а школьникам уже невозможно показать, как выглядит нормальный лес или река, рядом с городом их, по сути, не найти.

«Нарушен и экологический баланс,— говорит эксперт.— Вокруг дач часто идет заболачивание (это связно с вырубкой деревьев, которые высасывают из почвы влагу), исчезают редкие растения, из-за наплевательского отношения самих дачников происходят пожары. По моим подсчетам, одна сотка дачного или коттеджного участка полностью трансформирует, в негативном смысле, естественно, 5-6 соток окружающих земель».

Фактически, считает Каганский, речь идет о колонизации того же Подмосковья одной группой людей (дачниками) в ущерб другим.

«Конечно, дачи, особенно в 1990-е, были средством выживания, но ставить в зависимость от этого судьбу целых регионов неправильно»,— уверен ученый. При этом он просит разделять шесть соток и так называемые старые, особенно дореволюционные дачи, которые, наоборот, были центрами культуры и творчества — это, как говорится, другая история.

Так что же ждет отечественные дачи в будущем? Опрошенные «Огоньком» специалисты отвечают на этот вопрос осторожно: интерес к природе и экологии вырос, а вот возвращение советского огородничества пока под вопросом — здесь, как всегда в России, все зависит от внешней политики.

Татьяна Нефедова, ведущий научный сотрудник Института географии РАН

Дефолт 1998 года дал серьезный толчок развитию сельского хозяйства, и нынешняя ситуация с ответными санкциями также может подстегнуть наших фермеров и сельхозпредприятия. Что касается дачников, то в целом в России только участки в садовых товариществах и огороды имеют 17 млн горожан, то есть почти половина городского населения страны. Вместе с личными подсобными хозяйствами сельских жителей они производят 80 процентов картофеля, 70 процентов овощей, 30 процентов мяса и половину молока всей страны.

Многое зависит от географии: как показали данные последней сельскохозяйственной переписи в 2006 году, в дачных товариществах на юге страны значительную долю занимают огороды. А в Подмосковье все цветы да газоны. Вообще размер города важен: вокруг небольших городов, где с доходами у населения хуже, есть множество садовых и огородных участков.

Ключевая тенденция — смена поколений: если люди старшего возраста, воспитанные еще в советской системе, традиционно воспринимали дачу как источник продовольствия, то для молодых это уже не актуально. К тому же дачи сегодня очень разнообразны. Вблизи городов это коттеджи, где, разумеется, копаться на огородах никто не будет. Они производят впечатление постоянного жилья, но мы делали специальные исследования в Московской области и выяснили: их тоже чаще используют как дачи. Другой тип — старые дачи с большими участками по 15-20 соток. Они были еще до революции, но массово их раздавали после войны — также вокруг Москвы и Петербурга. Они уже давно превратились в места для отдыха, там редко кто сажает. В 1970-1980-х зародился, а в 1990-2000-х расширился еще один тип дач, экологический: горожане покупают дома в деревнях, в том числе удаленных на 300-500 км от Москвы, в погоне за природой, уединением, для них огороды также не актуальны. Они покупают продукцию у местных сельских жителей. Но, конечно, для самого массового типа — садовых товариществ — огороды остаются важны, и здесь усиление самообеспечения в связи с ростом цен на продукты возможно.

Насколько дачи российское явление? В принципе, они есть везде, и процессы идут одинаковые. Во Франции дачи когда-то тоже окружали Париж, а сейчас их относят все дальше — на побережье, в горы. В Великобритании они тоже распространены: наши знакомые живут в собственном доме в Оксфорде, но при этом обязательно ездят в деревню, там у них домик. Однако сельского хозяйства на дачах для самообеспечения в Европе не ведут. Здесь мы ближе всего к Латинской Америке: там города, особенно небольшие, также являются некими промежуточными образованиями, и в них, и вокруг них — огороды, на которых горожане производят продукцию, городская и деревенская жизнь перемешаны, одним словом, ситуация похожая.

С советских времен в отношении россиян к даче случилась незаметная революция: значительная часть наших соотечественников теперь предпочитает отдыхать за городом, а не работать на грядках

Согласно социологам, дач у россиян за последний год стало больше

Борис Родоман, автор работ по теоретической географии и экологии человека
Коттеджные поселки в ближних пригородах, которые завтра сольются с большим городом,— варварское расточение пространства, а это началось у нас давно, еще с садово-дачных халуп на шести сотках. Ведущие советские архитекторы, мыслители в сфере архитектуры и транспорта были против, но пошли на поводу у обывателя, у рынка. Конечно, мы видим, как эта коттеджная субурбия уничтожает природный ландшафт. Причем в нашей стране она уничтожает природу, даже не являясь постоянно обитаемой, а оставаясь загородным складом недвижимости, рыночное будущее которой проблематично. По-видимому, просто некуда больше деньги вкладывать.
Источник: «Полит.ру»

Андрей Туманов, депутат Госдумы, председатель Союза садоводов Москвы
У нас нет дорог, нет коммуникаций в нужном количестве, это главное. На пустое место никто не поедет, сами понимаете. О том, как важны коммуникации, говорит простая закономерность: как только в населенный пункт приходит магистральный газ, все его дома становятся обитаемыми. Если до газификации половина домов в селе может пустовать, то после там уже сложно купить недвижимость. Еще больше привлекает людей работающая в селе школа.
Источник: «Свободная пресса»

Никита Покровский, социолог
Действительно, город некомфортный. Мне как социологу видно, что уровень неудовлетворенности городской жизнью как таковой, а не какими-то ее отдельными дефектами, постоянно возрастает. Мы (социальные географы.—»О») сходимся на дистанции 300-400 километров периферии, где уже возможен какой-то более или менее устойчивый контакт с природной средой.
Источник: «Столица FM»

В России принят новый закон для дачников и садоводов: что в нем важного?

В России принят новый федеральный закон, по которому с 1 января 2019 года начнут жить примерно 60 млн дачников и садоводов. По сути «дачная конституция», как уже назвали принятый акт, касается каждого второго жителя страны. Znak.com рассказывает своим читателям о принципиальных новшествах, одним из которых стало исключение из законодательства самого понятия «дачное хозяйство».

Дачников в России больше не будет?

По закону, дачники в России теперь — это садоводы и огородники. Раньше объединения дачников, садоводов и огородников могли существовать аж в девяти организационных формах (в том числе и как дачные товарищества и кооперативы). Теперь законодатель предусмотрел только две: либо садоводческое товарищество, либо огородническое товарищество. Дачные объединения автоматически причисляются к садоводческим. Но, конечно, никто не запретит вам называть себя дачниками. Особенно в ситуации, когда у вас вообще не садовый или огородный участок, а просто домик в деревне, куда вы приезжаете отдохнуть и никакими садово-огородными делами не занимаетесь. Новый закон регламентирует жизнь только на территориях садоводств и огородничеств, а не в населенных пунктах.

Почему в законе не назвали всех просто дачниками?

Вы правы: с одной стороны, закон в целом направлен на упрощение. Все-таки девять организационных форм — это явный перебор. Но нельзя не учитывать все реалии, а они в данном случае в том, что у земельных участков, которыми владеют и пользуются российские дачники, могут быть разные виды разрешенного использования. Исходя из этого, законодатель разделил земельные участки на садовые и огородные.

И вот здесь важно: на садовых участках можно строить капитальные строения, в том числе жилые дома, а на огородных могут быть размещены только некапитальные хозпостройки. Разница существенная, и на это стоит обращать особое внимание, если у вас в планах приобретение дачного участка.

Можно чуть подробнее об этой разнице?

Законодательство относит к некапитальным постройкам сооружения, которые не имеют «связи с землей», то есть, проще говоря, фундамента. Предполагается, что их можно в два счета разобрать совсем или куда-нибудь перенести. Кроме того, такие сооружения не могут быть оформлены как объекты недвижимости. Вы, конечно, можете построить на огородном участке нечто грандиозное, на основательном фундаменте и выдавать ваш дворец за скромный сарайчик для хранения инвентаря и урожая. Но зарегистрировать право собственности на него у вас просто не получится, пока не поменяется вид разрешенного использования вашего участка, а это по-прежнему весьма непростая процедура. Хотя бы потому, что к планировке и застройке территории садоводства предъявляются довольно серьезные требования, прописанные в СНиП 30-02-97 от 2011 года, а к организации территории огородничества таких требований нет.

Землевладельцам, не зарегистрировавшим свои дома, грозит двойной налог на землю

Председатель Союза садоводов Екатеринбурга Надежда Локтионова считает, что даже следует ожидать появления некоего подзаконного акта, который уточнит параметры некапитальных построек на землях огородничеств. До советских ограничений вроде высоты потолка не больше двух метров дело, конечно, вряд ли дойдет, но закрыть возможности для злоупотреблений государство все-таки попробует. Но если сейчас у вас на руках уже есть документ о праве собственности на объект недвижимости, который возник на огородном земельном участке (например, баня или гараж), можно не волноваться. Что построено, то построено — государство это признало, и здесь законодатель пошел на так называемую «огородную амнистию».

А что можно строить на садовых участках?

С садовыми участками, коих, к слову, в общей массе подавляющее большинство, все значительно проще. Закон дает право размещать на них капитальный жилой дом, садовый дом для сезонного использования, гаражи и хозяйственные постройки. К последним относятся бани, сараи, навесы, теплицы, беседки и прочее добро. На все это можно оформить право собственности, имея, впрочем, в виду, что у собственника появляется обязанность платить налоги. К тому же с начала 2017 года законодательно усложнилась так называемая «дачная амнистия» — упрощенный порядок оформления объектов недвижимости на шести сотках. Теперь для регистрации объекта нужен технический план, а его стоимость начинается от 10 тыс. рублей. Плюс госпошлина — 400 рублей. Правда, закон разрешает не регистрировать сооружения площадью до 50 кв. метров.

Станет ли проще прописаться на даче?

Обещают, что да. Теоретически оформить регистрацию на шести сотках можно и сейчас, но это не так-то просто. Требуется решение суда о том, что ваш жилой дом признается пригодным для постоянного проживания. Предполагается, что с началом действия нового закона обращение в суд станет скорее исключением, чем правилом. На этом настояли подмосковные садоводы: по словам председателя Союза дачников Подмосковья Никиты Чаплина, правительство должно разработать специальный подзаконный акт, призванный упростить процедуру перевода садового дома в жилой и обратно. То есть, если вы решили жить на даче постоянно и иметь там регистрацию, сразу стройте капитальный дом или занимайтесь реконструкцией уже существующего.

Кстати, садоводческое товарищество в конце концов может стать товариществом собственников недвижимости — то есть начать развиваться и управляться как коттеджный поселок. Но для этого нужно соблюсти три условия. Первое — оно должно размещаться в черте населенного пункта, второе — все дома на его территории должны быть признаны жилыми, и третье — вид разрешенного использования земельных участков у всех собственников должен быть сменен на «индивидуальное жилищное строительство».

Правда ли, что продажа урожая с грядки станет незаконным предпринимательством?

Нет. Продажа излишков с собственного сада или огорода ни новым, ни действующим законом (66-ФЗ) вообще никак не регулируется, обращает внимание Никита Чаплин. Более того, в законопроект при его разработке сознательно не были включены нормы, которые регулируются другими законами: Земельным, Налоговым, Гражданским кодексами, законом о регистрации недвижимости. Так что бабушкам, для которых продажа пучков зелени на рынке или сельхозярмарке служит каким-никаким финансовым подспорьем, оформлять для этого ИП точно не потребуется.

Что еще важного в законе?

Закон постановил, что в пределах одного садоводства или огородничества может быть только одно товарищество. Раньше их могло быть несколько, и законодатель особо озаботился ситуацией, когда объединения занимаются борьбой за привлечение собственников земельных участков и при этом почти не обращают внимание на состояние общей инфраструктуры, спихивая ответственность на соседа. По смыслу нового закона товарищество может быть образовано только на предоставленном этому юридическому лицу земельном участке. Поэтому при возникновении споров легитимным будет признано ранее созданное товарищество, имеющее земельный участок. При отсутствии проекта планировки и застройки территории второе товарищество может быть ликвидировано по решению суда, если не признает, что ему надо самоликвидироваться.

Челябинский облсуд утвердил решение о сносе садовых домиков, за которые вступился Путин

Еще закон позволит упорядочить отношения с так называемыми индивидуалами — собственниками участков, которые вышли из всех товариществ и не несут те обязательства, которые есть у их соседей — участников объединений. Не платя никакие взносы, они продолжают, например, пользоваться общей инфраструктурой. Теперь с вольницей покончено: ты по-прежнему можешь быть индивидуалом, но платить взносы наряду с остальными тебе все же придется. Взамен дается право участвовать в общих собраниях и голосовать по всем финансово-хозяйственным вопросам товарищества. Но в выборах председателя и членов правления, ревизионной комиссии индивидуалы участвовать по-прежнему не смогут. В общем, большой вопрос, в чем теперь выгода такого особого статуса.

Кстати, о взносах. Их строго поделили на два вида: членские и целевые. Из членских будут оплачиваться текущие расходы, связанные с деятельностью товарищества, а целевые будут собираться на улучшение и развитие инфраструктуры. Важно, что с 1 января 2019 года взносы перестанут собирать наличными: дачники начнут получать такие же квитанции, какими оплачивают городские квартиры, и взносы будут зачисляться на банковский счет, а не храниться в сейфе у председателя. Сделано это для борьбы со злоупотреблениями.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector