0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Большой дом с корнем дом

Однокоренные слова к слову дом

Корень «дом» встречается во многих словах. Среди них существительные, прилагательные, глаголы и даже наречия. Можно подобрать однокоренные слова к слову дом на этой странице или научиться самостоятельно их определять.

Полезная информация

Чтобы находить однокоренные слова к слову дом, необязательно использовать простой перебор или пытаться вызвать их в своей памяти. Знание простых правил помогает вычленить и самостоятельно определить нужные слова.

Чтобы определить однокоренные слова к слову дом, необходимо провести морфемный анализ. Зададим основные вопросы к имени существительному:

  1. Дверь чего? Дом а .
  2. Приду к чему? К дом у .
  3. Поведаю историю о чем? О дом е .

Очевидно, здесь видно изменяющееся окончание. В именительном падеже окончание нулевое. Для простоты разбора будем воспринимать так, будто оно отсутствует вовсе. Остальная часть слова является его корнем.

Для этого пригласим на помощь приставки, окончания, суффиксы. Тогда к слову дом однокоренные слова подбираются очень просто.

Имена существительные

Самостоятельное образование имен существительных относительно простое. Возьмем корень «дом» и прибавим к нему суффикс. Например, «ик». Получится дом ик . Впрочем, это самый простой способ образования новых существительных.

Иногда однокоренные слова дом, домишко, домовитость образуются сочетанием новых суффиксов, приставок, окончаний.

Возьмем слово « дом о влад ение». Здесь присутствуют сразу два корня, соединительная гласная «о», суффикс и окончание. Сложное слово несет в себе непростой смысл. Если корень «дом» указывает на здание, жилище или «дом родной», то в случае с домовладением речь идет о двух объектах сразу:

  1. Дом. Этот корень присутствует первым в слове. Вместе с корнем передаются связанные смыслы, заключающиеся в здании или жилище.
  2. Владение. Эта часть слова передает информацию о том, что домом кто-то владеет, а, следовательно, здание выделяется среди многих других на общем фоне.

Слово «домовладение», таким образом, несет в себе разнообразный социальный смысл. Поэтому существует эмпирическое наблюдение: чем больше частей использовано в конкретном слове, тем шире его смысл. В этом удивительная красота русского языка. Одним словом можно выразить значительную часть социальных отношений.

Но нельзя лепить суффиксы и окончания как попало. Если требуется найти однокоренные слова к слову «домик», нельзя писать «домиковладение». Такого слова не существует, поскольку слово « дом ик » — это не просто дом. Суффикс « ик » указывает на небольшое здание или маленькое сооружение. При этом размер постройки рассматривается не в социальном контексте.

Речь идет всего лишь о внешней стороне дома, а вот отношения владения или собственности — отношения социальные. Чтобы подбирать однокоренные слова, разные части должны подходить друг другу.

В слове «домик» корнем будет все тот же «дом». Уберем суффикс «ик», который придает нашему слову дополнительный, но ненужный в данном случае смысл, и создадим слово «домовладение». Если домик только строится, значит, у нас происходит домостроительство. Это еще одно однокоренное слово, в котором указывается конкретное действие с нашим сооружением.

Прилагательные

Не только существительные могут иметь тот же корень, что и слово «дом». Прилагательные тоже в этом замечены. Главный способ образования прилагательных состоит в добавлении суффикса и окончаний.

Основное назначение прилагательных — передача информации о каком-то качестве предмета.

У слова домик однокоренные слова могут быть прилагательными. Возьмем знакомое нам «домостроительство». Чтобы из этого слова получилось прилагательное, нужен суффикс, говорящий о качестве предмета, и окончание. Таким словом может быть «домостроительный».

Прилагательное всегда употребляется вместе с существительным. Поскольку речь идет о каком-то качестве предмета, нужно указание на него. Делается это благодаря имени существительному.

Глаголы

Зная правила, можно к корню дом однокоренные слова подобрать среди глаголов. Главный способ сделать это состоит в использовании не только суффиксов и окончаний, но еще и приставок.

Глаголы сообщают о каком-то действии, которое было совершено или только совершится.

Любой глагол несет в себе следующую информацию:

  1. Действие, которое было совершено или планируется к осуществлению.
  2. Кто это сделал. Необязательно речь идет об указании на конкретного субъекта. Однако всегда в глаголе присутствует указание на число. Действие мог совершить один человек или группа лиц.
  3. Когда. Существует три времени в русском языке: прошлое, настоящее, будущее. К глаголам это относится в полной мере.

Возьмем прилагательное домашний однокоренные слова от него образуются точно так же, как в случае с именем существительным. Сначала нам надо вычленить смысл слова. Затем добавить приставку или иную часть речи, чтобы получился глагол.

К таким приставкам относится « о ». Чаще всего она указывает на действие, которое уже было совершено в прошлом.

Затем следует добавить суффикс, указывающий на действие, и окончание, которое сообщает число участников. При этом окончание может быть как нулевым, так и ненулевым.

Получится слово «одомашнили». Глагол также всегда употребляется совместно с именем существительным или местоимением.

Подобрать однокоренные слова онлайн

Описание

Что такое однокоренные слова

Однокоренные слова – это слова разных частей речи с одним корнем (пример: белый, белеет, набело) или одной части речи, но с некоторыми оттенками, при котором используются приставки и суффиксы (пример: белый, белёсый, беленький).

Однокоренные слова так названы, потому что их морфемный состав состоит из одного корня. Корень – это не просто одинаковые буквы и звуки, но и общий смысл, то есть лексическое значение. Например: вода, водица, водяной, водянистый, водянка и тд; сравнить: водить, водитель, водит. У данных слов буквенный состав корня одинаковый, но значения разные, и смысл совершенно другой, а значит, что эти слова однокоренными не являются.

Подтвердим это примерами:

Дом, домишко, домашний, домовитый, домосед, домовой( мифическое существо), домовладелец, домина( огромный дом) и тд. Все эти слова объединяет один корень и одно понятие — дом. Значит, это слова-родственники. Птица, птичка, пичужка, птенчик, птичий, по-птичьи, птичница, птицелов, птицеед и тд. Здесь собраны слова с корнем –пт (не употребляется самостоятельно) имеющие отношение к птице. Поэтому, они тоже однокоренные или родственные. Сдедующий пример. Улица, уличный, улочка, переулок, закоулочек, заулочек и тд. Слова с общим корнем – ул, который тоже не употребляется отдельно, а только окружённый приставками и суффиксами являются однокоренными или родственными.

Таким образом, можно сделать вывод:

Все однокоренные слова имеют общий корень (главную морфему)

Они являются близкими по смыслу

Корень в однокоренных словах пишется одинаково, за исключением встречающихся случаев с чередованием. Примеры: пух- пушок, мука- мучной, лёд- ледяной и тд.

Однокоренные слова и словообразование

Процесс образования слов происходит постоянно. Новые единицы в нашем языке формируются исходя из нескольких причин:

С целью упростить синтаксические конструкции ( например: зажигалка- предмет, которым можно зажечь огонь)

Зафиксировать смысл в различных моделях синтаксиса (стирка – существительное, образованное от глагола, обозначает весь процесс действия)

Новые слова создаются, чтобы передать эмоционально и стилистически окрашенные оттенки значений ( душа –душонка, волк –волчище, берёза –берёзонька)

Словообразование выполняет также функции:

Номинативную : обозначает какие-либо объекты и процессы

Конструктивную: изменяет слова с целью правильно употребления в синтаксисе

Стилистическую: выражает стилистическую окрашенность словоформы

Компрессивную: упрощает слова-обозначения, то есть создаёт аббревиатуры из двух-трёх и более слов.

Экспрессивную: передаёт субъективное, собственное отношение к чему-либо.

Приставочный. Способ свойственен обычно глаголам и отглагольным формам, но употребляется и в других случаях. Читать – прочитать, ходить –переходить.

Суффиксальный – применяется для создания имён, а также других частей речи: зелёный –зелень, дым – дымок.

Приставочно- суффиксальный. При помощи этого способа образуются обычно существительные и наречия. Двое – вдвоём, окно- подоконник.

Бессуффиксный – данным способом обычно преобразуются глаголы: строить –стройка, шагать –шаг.

Сложение основ (сращение): земля + ведать –землеведение, завуч- заведующий учебной частью, морепродукты, вуз- высшее учебное заведение.

Переход в другую часть речи. Например: рабочий класс – рабочий встаёт к станку

Некоторые сложные конструкции. Например: снег+ чисто+ суффиксы -тель, -н- снегоочистительная техника.

Следует добавить ещё один. Возвратные глаголы, а также показывающие взаимность действия образуются постфиксальным способом. Пример: показать-показаться, толкать – толкаться.

Когда нужно найти однокоренные слова

Когда непонятно, какая буква пропущена в корне слова, тогда и нужно подбирать к нему однокоренные слова. Если пропущена гласная буква, подбираем однокоренные слова, где эта буква находится под ударением. Если согласная – подбираем однокоренное, чтобы после данной буквы стояла согласная. В этой позиции звуки хорошо слышны, и мы правильно определяем пропущенную букву, не допускаем ошибок.

Однокоренные слова и формы слов. Отличия

Корень – это центральная обязательная морфема в составе слова. Он соединяет слова в одно «семейство», как близких родственников, так как они содержат общий смысл. Поэтому однокоренные слова называют также родственными. Возьмём слово -Синий – один из основных цветов спектра. Найдём корень –син- и подберём однокоренные:

синеватый, синенький, синеглазый, подсиненный, синюшный …- прилагательные

синева, синь, синька, синяк, подсинивание, Синяя Борода… – существительные

синеть, посинеть, синить, посинить, подсинить, иссинить, недосинить…- глаголы

Это далеко не все слова, конечно, список можно продолжить. Особенно много в этом ряду глаголов. При внимательном прочтении данного списка, можно заметить, что здесь собрались слова из разных частей речи (с общим корнем).

Форма слово – это одно и то же слово, но в разных падежах. В нашем случае – синий, нет (какого?)синего, дать( какому?)синему, горжусь( каким ?)синим, думаю( о каком?) о синем.

Родственные слова и слова с омонимичными корнями

Корни слов, совпадающие по звучанию и написанию, но разные по значению, называются омонимичными.

«Я работаю в доме с корнями»

2 марта 2017 в 10:47

The Village запускает новую рубрику, в которой будет рассказывать про знаковые нежилые здания Москвы. Филиал ада, пещера, дом с корнями, «в стиле Гауди» — так благодаря странному фасаду называют это здание по адресу Грайвороновская, 19 в Текстильщиках. Оно регулярно попадает в подборки самых страшных, необычных, нелепых строений, но московские краеведы затрудняются рассказать его историю. С 2003 года половину здания занимает супермаркет сети «Пятерочка». Сейчас с ним соседствуют несколько небольших павильонов с выпечкой, бытовыми услугами и шаурмой, а другую половину занимает бильярдная и букмекерская контора. Мы побывали в пугающем месте и спросили людей, которые здесь работают, об их необычном офисе.

Анна Марченкова

Кто и как здесь работает

Алим Ахкубеков

директор магазина «Пятерочка»

Я работаю здесь директором всего неделю — дохожу до работы пешком за 20 минут. Первый раз, когда мне дали адрес этого магазина, я долго искал «Пятерочку», но думаю, что необычный фасад — это все-таки плюс. Некоторые заезжают сюда, думая, что это ресторан, а заходят к нам. Летом на фасаде появляется водопад.

До этого был директором другой «Пятерочки» поблизости. Я пришел сюда грузчиком два года назад, потом стал товароведом, заместителем, а дальше директором.

Если честно, работу в «Пятерочке» я не искал. Сначала у меня этого и в мыслях не было. Я хотел идти по своей специальности — «туризм», — но мне предложили уехать в Египет или Турцию, а я хотел остаться в Москве. Пошел в армию, а после армии знакомый предложил работу товароведа. Но я торговлей никогда не занимался, поэтому решил начать с низовых позиций. Устроился грузчиком, проработал неделю. Сначала не мог запомнить, где в магазине что находится, но вообще много мозгов не надо было. Понял, что могу идти дальше. Сдал экзамен на товароведа, поработал на приемке пару месяцев, а через некоторое время стал замом. Стало поинтереснее работать — два дня паришься, два дня отдыхаешь.

В нашей «Пятерочке» работает больше 30 человек. Предыдущий директор собрал не коллектив, а семью: все друг другу доверяют. Меня тоже приняли как своего. В обязанности директора входит все, что вы видите, входя в магазин. Основное — это контроль за персоналом, чтоб не халтурили, и заказ продуктов, чтобы полки не пустовали. Заказы мы делаем большие и заранее — например, 200 килограммов бананов на несколько дней. В сутки бывает 8–10 поставок, основные — от внутренних поставщиков — приезжают ночью.

С жалобами покупателей работают замы, но иногда люди хотят видеть именно директора. Они жалуются на все, даже если можно решить вопрос, просто позвав кого-то из персонала. Например, покупатель берет что-то, а потом передумывает и оставляет не там, где это лежало. За ним приходит другой, смотрит на ценник и видит, конечно, не ту цену, которую ему скажут на кассе. Вообще, ценники у нас меняются каждый день. В магазине около 3 тысяч ценников, и если мы что-то проглядели, то это наш косяк.

Некоторые заезжают сюда, думая, что это ресторан, а заходят к нам.

Алина Нурумбетова

Мне кажется, этот фасад не имеет значения. Магазин у нас один из лучших в районе, поэтому сюда и тянутся. Хотя всегда найдутся недовольные покупатели.

Первый раз я сюда приехала в 2014 году, когда устраивалась товароведом. Сначала я была в шоке, увидела здание и подумала: «Это что вообще?» Но сейчас, когда нам надо ориентировать людей, говорим: «Это необычное здание, без внимания вы просто не проедете».

У нас есть одна сотрудница, которая работает в этой «Пятерочке» с момента ее открытия в 2003 году. Раньше она была старшим кассиром, а сейчас следит за раскладкой и сроками годности в отделе детского питания, чая и кофе. Весь товар раскладывается в соответствии с планограммой, но самые сложные отделы — это гастрономия и молочка, потому что «просрок» здесь очень короткий.

Скоро я перейду работать в другую «Пятерочку», потому что уже прошла собеседование на должность директора и жду результатов.

Магазин работает с 9 до 23 часов. Раз в неделю, во вторник, мы собираемся в 8 утра и беседуем — ставим задачи, разбираем замечания от начальства, говорим коллективу показатели по выручке и среднему чеку.

Ночью магазин тоже не пустует. Здесь происходит ночная приемка — приезжает весь товар, который сотрудники разбирают. Мужчины у нас закреплены за отделами воды, сока и алкоголя, потому что палеты с бутылками тяжелые, за остальное отвечают, как правило, женщины.

Сначала я была в шоке, увидела здание и подумала: «Это что вообще?»

Гульханум Агамурадова

Я работаю здесь около пяти лет. Когда увидела здание в первый раз, мне очень понравилось — оно похоже на водопад.

В магазине я отвечаю за молочку, мясо и охлажденные продукты. Первым делом я должна выкладывать товар и смотреть за сроками годности. Не секрет, что продукты, у которых срок годности заканчивается раньше, выставляются спереди, а другие сзади. Я стараюсь запоминать раскладку, чтобы ловить просрочку вовремя.

Покупатели постоянно обращаются с вопросами, я, конечно, подсказываю — это моя работа. Другая моя обязанность — работа на кассе. Я люблю, когда на кассе много народу, тогда не приходится просто сидеть.

Когда увидела здание в первый раз, мне очень понравилось — оно похоже на водопад.

Улугбек

Полтора года я работаю здесь с 9 до 23 часов без выходных. Когда первый раз искал место, долго кружил — не мог понять, куда мне надо. В Москву приехал из Таджикистана деньги зарабатывать, не отдыхать. Мне платят 1,5 тысячи рублей за рабочий день, еда всегда бесплатная.

Шаурму готовлю уже пять лет, научился сам. Жители соседних домов покупают много курицы гриль, шаурму берут школьники, вечером после работы таджики и узбеки приходят за выпечкой. Я могу продать 10 кур гриль в рабочий день и 20 штук в выходной. Курица у меня стоит 250 рублей, а обычная шаурма в лаваше — 120 рублей.

Когда первый раз искал место, долго кружил — не мог понять, куда мне надо.

Что говорят местные жители

Зинаида

Я живу совсем рядом — это Грайвороновская, 19, а мой дом — 21. Я все время хожу в эту «Пятерочку», набираю продуктов почти на неделю. 25 лет назад в этом здании был вещевой магазин «Весна», но такого фасада еще не было. Сначала многие говорили: «Ну что наделали?» — а потом привыкли.

Я живу в этом районе не очень давно. Это здание напоминает мне про Капитана Джека Воробья и все эти страшилки. Здание уродское — грубо и некрасиво наляпано, но постепенно к нему привыкаешь. Первое впечатление неприятное, а куда деваться, в «Пятерочку» надо идти. Но летом хорошо фонтанчики шуршат. И кто только давал добро на такую лепнину…

Насколько фасад помогает торговле

Марина Казакова

основатель школы визуального мерчендайзинга M&W

Хочется подчеркнуть разницу между арт-инсталляцией и коммерческой инсталляцией. Задача арт-инсталляции — произвести впечатление, донести злободневность и актуальность мысли. Задача коммерческой инсталляции — продать продукт через замысел художника. Соответственно, главный вопрос к собственнику здания — какая задача стояла перед художником: какую злободневную мысль озвучил художник, или какой продукт продвигается в этом сюжете?

Оценивать паблик-арт я не могу, но если мы рассматриваем фасад здания, относящегося к продуктовому low budget сегменту, то контекст товарного предложения в сочетании с внешним оформлением фасада в голове вызывает стресс, сумбур, вопрос и отторжение.

Оформление фасада в первую очередь должно подчеркивать окружающую городскую среду и отражать концепцию бренда или торговой марки, но не в ущерб первому. Дальше привлекать внимание, продвигать продукт, ориентируясь на сезонность, целевую аудиторию и ценовой сегмент торговой марки.

Топ 7 самых необычных зданий Москвы

Оригинальные здания чаще всего вызывают критику современников, но проходят годы и именно они притягивают наши взгляды. Гуляя по столице, можно встретить множество необычных, а порой и шокирующих архитектурных сооружений. Мы собрали Топ 7 самых необычных зданий столицы.

Дом купца Морозова

Одним из самых известных столичных особняков, который не обходит стороной почти ни один экскурсовод – является дом купца Морозова на Воздвиженке.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

Представитель богатого и знатного купеческого рода Арсений Морозов много путешествовал по миру. Больше всего его впечатлила архитектура Испании и Пиренейского полуострова. Вернувшись на родину, он загорелся страстным желанием построить себе дом в архитектурном стиле мануэлино наподобие королевского дворца Пены в Португалии. Воплотить идею в жизнь вызвался его близкий друг — архитектор Виктор Мазырин.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

Строительство особняка завершилось в самом конце 19-го века. Южный мавританский стиль виден в ажурных карнизах, обилии лепнины, но особенно хорошо он проявился в оформлении подковообразного главного входа с витыми колоннами и башнями по сторонам.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

Ракушки на башнях делают отсылку к другому пиренейскому дворцу в Саламанке. Общая композиция особняка ассиметрична, как и прототип — королевский дворец Пена, собранный из разных эпох. Говорят, когда сняли строительные леса — мать Арсения Морозова в сердцах кинула: «До этого только я знала, что ты дурак, а теперь узнает вся Москва».

Адрес: Воздвиженка, дом 16

Дом с жар-птицами

Доходный дом Перцевой, расположенный на Пречистенской набережной, переносит нас в волшебную русскую сказку с драконами и жар-птицами.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

Необычное строение появилось еще в начале 20-го века по желанию страстного поклонника искусства инженера Перцева. Он оформил дом на свою жену Зинаиду Алексеевну, так что здание известно именно по ее имени.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

Выкупив участок под строительство у книгоиздателя Левинсона, Перцев объявил открытый конкурс с призовым фондом и лучшими архитекторами Москвы в жюри. Победили работы художников — Аполлинария Васнецова и Сергея Малютина. Инженеру пришелся по душе более оригинальный вариант Малютина, создателя известной на весь мир матрешки. Художнику дали в помощь архитектора Жукова и работа закипела.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

В оформлении фасада и остальных частей дома использовались традиционные русские мотивы — балконы-теремки, волшебные животные и растения, традиционные узоры. Узкий балкончик со шпилем и громадный конек крыши за ним стали одними из самых ярких деталей здания, сразу придав ему сходство со средневековым замком.

В 1908-10 годах в здании располагалось кабаре «Летучая мышь», посетители которого могли видеть Немировича-Данченко, Книппер-Чехову, Качалова и самого Станиславского.

Адрес: Москва, Соймоновский проезд, дом 1/35

Дом-яйцо

Одно из наиболее выразительных по своей форме зданий находится на улице Машкова. Оно примыкает к дому под номером 1. Объект в виде яйца известен как Дом Фаберже, или просто «Дом-яйцо».

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

Автор проекта — архитектор Сергей Ткаченко — первоначально задумывал возвести здание такой формы в Вифлееме, причем в качестве родильного дома.

В Палестине замысел не поддержали, но идея прижилась в Москве. «Дом-яйцо» был построен в столице в начале 2000-х годов. Планировка здания общей площадью 342 квадратных метра предполагала размещение пяти комнат на трех этажах. Для получения «игрушечного» красного цвета в отделке была использована цветная керамика.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

Внутри архитектурной диковинки — несколько спальных комнат, холл, сауна, на верхний этаж можно добраться по винтовой лестнице или на небольшом лифте. Кроме того, дом имеет собственный выход в подземный гараж жилого комплекса.

Адрес: улица Машкова, дом 1/11

Дом Мельникова

Легендарное здание в Кривоарбатском переулке, известное как дом Мельникова, можно не заметить сразу и пройти мимо.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

Оно надежно укрыто от любопытных глаз за дощатым серым забором. Дом был построен в 1929 году как жилище для семьи архитектора. Чтобы разглядеть его во всех подробностях, нужно пройти во двор соседнего дома через арку.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

При первом взгляде особняк поражает своей необычной, круглой формой. В здании множество окон, из-за чего пространство наполняется мягким рассеянным светом и создается ощущение солнечных зайчиков в помещении, будто это не дом, а настоящий лес.

Особняк, выполненный в духе конструктивизма, представляет собой яркий пример авангарда советской эпохи. На момент строительства Мельников был уже всемирно признанным архитектором. Например, он построил павильон СССР для Международной выставки в Париже.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

Сейчас состояние памятника архитектуры оценивается как неудовлетворительное. В стенах и перекрытиях есть трещины, отмечаются оседания грунта вокруг здания. Эпохальный памятник культуры планируется реставрировать.

Адрес: Кривоарбатский переулок, дом 10

Дом на курьих ножках

На первый взгляд, этот дом кажется совершенно обычным, разве что балкончики расположены на фасаде в шахматном порядке.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

Однако приглядевшись, можно увидеть, что 25-этажное здание на ВДНХ стоит на сваях, будто парит в воздухе. «Дом на курьих ножках» — так его прозвали горожане — был построен в 1968 году. Авторы проекта архитекторы Заикин и Андреев прибегли к новейшей для своего времен технологии.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

Здание состоит из огромных панелей, соединенных между собой болтами. Возводили дом довольно быстро — по этажу каждую неделю, а вот со сваями пришлось повозиться.

Из-за крупных опор первый этаж дома «на ножках» находится примерно на уровне третьего для стандартных многоэтажных домов, из-за чего даже с нижних этажей открывается прекрасный вид на ВДНХ и окрестности. При этом нестандартна и планировка квартир: она круговая, а вместо привычных коридоров — мини-холлы.

Несмотря на экспериментальный характер здания, его «ножки» — решение не технологическое, а скорее художественное. Дома на сваях имеет смысл строить, скорее, в экстремальных условиях вечной мерзлоты и постоянных подтоплений.

Адрес: Проспект Мира, дом 184, корпус 2

Дом с корнями

Одно из самых необычных, шокирующих и нелепых строений можно обнаружить на юго-востоке столицы по адресу: Грайвороновская, 19.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

При первом впечатлении кажется, что перед тобой – ожившая декорация из фэнтезийного романа Лавкрафта. О происхождении здания, известного как «дом с корнями», затрудняются рассказать даже компетентные краеведы.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

С 2003 года половину плетеного дома занимает супермаркет сети «Пятерочка». Сейчас с ним соседствуют несколько небольших павильонов с выпечкой, бытовыми услугами и шаурмой, а другую половину занимает бильярдная и букмекерская контора.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

Адрес: Грайвороновская, 19

Бастилия или Великая китайская стена в Отрадном

«Бастилия» — именно так прозвали местные жители вереницу из шести домов по улице Римского-Корсакова в Отрадном.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

Здания, плотно прилегающие друг к другу, образуют собой подобие Великой китайской стены в миниатюре. Общая протяженность этих строений вместе — 1100 м. Сама улица Римского-Корсакова длиннее всего на 500 м.

Здание могло бы быть самым длинным в Москве, но в ходе изучения этого столичного «феномена» выяснилось, что формально гряда домов на Римского-Корсакова все же не единое целое — имеются небольшие разрывы между несколькими корпусами. Впрочем, комплекс до сих пор уверенно пользуется славой самого длинного дома в столице.

Дома эти действительно задумывались, как единая крепостная стена. В далеком 1963 году в Высоковольтном проезде был построен Научно-исследовательский центр по испытаниям высоковольтной аппаратуры. С началом испытаний электроприоборов всех классов напряжений посыпались жалобы от местных жителей. По их словам, беспрестанно слышались грохочущие звуки мощных электрических разрядов.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

В 80-х решили, что находящийся рядом спальный район нужно срочно спасать от вредных электромагнитных излучений большой мощности. А тут еще выяснилось, что свой жилой дом необходим для работников МТЗ «Трансмаш». Тогда и был разработан индивидуальный проект дома-щита.

Имена архитекторов канули в лету. Известно лишь, что защитную от вредного воздействия испытаний НИЦ стену — по совместительству жилой дом для рабочих — начали строить военные. Нет ответа на вопрос, почему барьер от электромагнитных излучений нужно было заселять людьми. Единственное, что было сделано для защиты жильцов этого дома-заграждения, — на «опасную» сторону улицы были выведены только окна кухонь и лестничных площадок.

Если не брать во внимание защитную функцию этих домов, то они представляют собой непримечательные кирпичные 12-этажки, населенные обычными людьми. Советские строители, решив разнообразить монотонность длиннющих коробок, украсили немногочисленные торцы Бастилии яркими цветами, скрипичным ключом, нотами и даже гербом Отрадного.

Адрес: улица Римского-Корсакого, дома 8-18

Текст © Анна Коваль / Москва меняется

Традиционное русское жилище (13-15 вв.)

Основной единицей застройки в XIII-XV вв. как в городе, так и в деревне была усадьба с жилым домом и хозяйственными постройками. В деревне крестьянская и господская усадьбы, очевидно, резко отличались прежде всего по величине. Писцовые книги всегда называют господский двор «большим» в отличие от крестьянских дворов. По-видимому, эта усадьба включала в себя, кроме жилых помещении (барского дома и «людских» изб), погребов, конюшен, амбаров, поварни и бани (они характерны и для городской усадьбы), — также постройки, необходимые для обработки урожая — овин, где сушился хлеб, гумно, где производилась молотьба, и т. п. Эти названия встречаются в письменных источниках неоднократно.

Усадьбу феодала окружал крепкий частокол, а у наиболее крупных землевладельцев сохранились еще настоящие укрепления — земляные валы и рвы. Усадьба обязательно имела огород, а нередко и фруктовый сад. Писцовые книги Новгородской земли, например, упоминают сады, в которых было по нескольку десятков плодовых деревьев — большей частью яблонь и вишен. Судя по тому, что о садах иногда говорится в источниках, когда речь идет о деревнях, где господские дворы не упоминаются, фруктовые сады могли быть и в крестьянских усадьбах.

Крестьянская усадьба состояла из жилой избы, надворных хозяйственных построек и огорода. Мы в точности не знаем обычного плана усадьбы, но в ряде случаев ее постройки располагались по периферии двора, центром которого была жилая изба. Деревенский двор, учитывая специфику сельских поселений того времени, должен был быть замкнутым, окруженным забором, особенно, когда он стоял одиноко.

Можно предполагать, что распространившийся впоследствии в северных и. восточных русских областях комплекс жилых и хозяйственных построек, объединенный однорядной, двухрядной или трехрядной связью, с крытым хозяйственным двором, также восходит к древнему периоду. Если в центральных и южных землях крестьянскую усадьбу следует представлять похожей на сохранившуюся до наших дней в южновеликорусских и североукраинских селениях застройку с жилым домом, стоящим несколько поодаль от улицы (за забором), с хозяйственными постройками, рассредоточенными по усадьбе и не связанными непосредственно с домом, то на севере Руси, в Старой Ладоге и Белоозере, дома с примыкавшими к ним, по всей вероятности, крытыми хозяйственными дворами существовали в домонгольское время.

В городах значительные участки земли принадлежали крупным феодалам и монастырям. Конечно, владельцы больших участков не занимали их целиком под свой собственный двор. Они устраивали здесь слободы, заселяя свои земли ремесленным и торговым людом. Усадьба самого боярина занимала все же большую площадь. Ее окружал крепкий и высокий частокол-тын, за которым можно было выдержать даже непродолжительную осаду. Массивные ворота (шириной, по-видимому, несколько больше 2 м) вели во двор — обычно широкий, замощенный плахами и дранью. Боярская усадьба имела по большей части несколько жилых домов, в одном из которых жил сам хозяин, а в остальных — зависимые от него люди или арендаторы, которым владелец сдавал часть помещений. Иначе трудно объяснить, почему в крупных усадьбах, несомненно принадлежавших феодалам, оказываются дома и мастерские ремесленников. Писцовые книги зачастую прямо указывают, что боярин в усадьбе не живет, а во дворе проживают его люди или ремесленники.

Характерна усадьба ремесленника, открытая в Москве, в Зарядье, в слоях конца XIV — начала XV в. На улицу выходил большой жилой дом, к которому примыкал с двух сторон частокол. Во дворе позади дома находились небольшая плавильная печь-домница, хозяйственная постройка (по-видимому, хлев) и колодец. Ремесленник занимался добыванием железа из руды и литьем бронзовых украшений. Работал он на дворе возле горна и в доме.

Внутренняя планировка усадеб зависела от многих обстоятельств. Усадьба феодала по самой планировке отличалась от усадьбы купца, приказного человека или ремесленника. В ней господский дом находился в глубине двора, а на улицу выходили глухие стены хозяйственных построек, тын ограды и ворота, Такая планировка подсказывалась замкнутым характером хозяйства феодала; она обнаружена как в археологически изученных усадьбах XVI в., так и в сохранившихся планах усадеб XVII в. В ней можно видеть корни традиционного плана застройки дворянских владений XVIII в. с почетным «чистым» двором перед домом, хозяйственным двором и садом позади него.

Как деревенские, так и городские усадьбы XIII-XV вв. представляли замкнутые хозяйственные единицы, содержавшие в себе все необходимое для жизни и производства. Однако усадьбы ремесленников были более связаны и с соседними усадьбами и с городским рынком по всему укладу жизни своих владельцев. По-видимому, не случайно, что именно в Новгороде с его чрезвычайно развитыми торговыми отношениями боярский дом еще в XV в. мог выходить на улицу, а погреба встречались сравнительно редко.

В русском жилище XIII-XV вв. получили дальнейшее развитие те черты, которые наметились еще в глубокой древности, а позднее определили так называемые северорусский и южнорусский типы жилища. На севере и северо-востоке в лесной полосе Руси жилой дом «рубился» из добротных (обычно еловых) бревен, которые в изобилии доставляли окрестные леса. Суровый климат вынуждал поднимать жилые помещения над землей. Так образовался «подклет», или нижний этаж дома (высотой часто в несколько венцов, но не более 1,5 м), служивший также для хранения продуктов и имущества. На подклете располагалась жилая комната с печью. В эту комнату поднимались обычно по лестнице на несколько ступеней. Не все северные русские дома имели подклет. Иногда пол избы располагался ниже, почти на самой земле и отделялся от нее лишь одним — двумя венцами сруба. В этих случаях избу утепляли, приваливая к стенам снаружи землю, которая удерживалась досками (современная «завалинка»).

На юге и юго-востоке, в лесостепной полосе, где климат был мягче, а лес дорог, сложился иной тип жилища — углубленная в землю на несколько десятков сантиметров изба «полуземлянка», а то и более углубленная и присыпанная сверху землей «землянка». Стены такого жилища могли иметь срубную или столбовую конструкцию или представляли каркас из тонких стволов дерева, иногда оплетенных плетнем и всегда обмазанных внутри и снаружи глиной. Пол нередко был земляной и находился ниже поверхности земли на несколько ступенек, крыша — соломенная, а иногда тоже земляная или дерновая. Такие строения хорошо известны по раскопкам в древнем Киеве, Суздале, Рязани. При раскопках на Смоленщине найдены жилища как бы переходного типа — наземные, срубные, но, по-видимому, с земляным полом и соломенной крышей.

Основой дома являлась рубленная из бревен примерно квадратная клеть, образовывавшая нередко единственную жилую комнату от 3,5×3,5 до 6×6 м. Как показывают археологические раскопки, в древности подавляющее большинство жилищ рядового населения были однокамерными, то есть состояли всего из одной комнаты.

Дальнейшее развитие жилого дома шло по линии увеличения числа помещений. К избе пристраивали сени, иногда имевшие даже не срубную, а более легкую столбовую конструкцию; при необходимости пристраивали и другой сруб, соединявшийся с избой дверями. Большую давность имеют и цельнорубленные двухкамерные срубы, в которых капитальная бревенчатая пятая стена отделяла сени от избы. В Новгороде они преобладали уже в XI- XII вв. В XIII-XV вв. наряду с однокамерными и двухкамерными жилищами распространяются и трехкамерные постройки, обычно из двух срубов, соединенных сенями, но даже в Новгороде Великом они не составляют большинства построек (отдельные трехкамерные постройки в Новгороде были и в XII в.).

В северорусских домах в жилых комнатах и сенях пол настилали из толстых, тесанных топором деревянных досок, причем направление их обычно было от входа к противоположной стене помещения. В южнорусских жилищах нередко был плотно» утрамбованный земляной пол. Потолок также делали из брусьев или плах, опиравшихся на стену и центральную балку-«матицу». По некоторым данным, над потолком засыпали землю для сохранения тепла. Позднее, в XVI в., для молодоженов устраивали на первую ночь специальное помещение, чтобы они не оказались «под землей».

Окна в домах с курной печью делали маленькие «волоковые»; их прорубали в двух соседних бревнах и закрывали деревянным задвижным ставнем или затягивали пузырем. Таких окошечек по фасаду избы, судя по позднейшим рисункам, обычно было три, среднее прорубали несколько выше двух крайних, оно служило также для выхода дыма. В комнатах, где печь была с трубой или где жили только летом, можно было делать и окна «косящатные» современного типа. Массивные рамы этих окон закрывали пузырем, прозрачной светлой слюдой, которая в Европе получила даже название «московской» (мусковит), изредка стеклом, во дворцах — даже цветным.

Даже и в богатых домах, где печь была с трубой, а в окнах слюда (а то и стекло), большую часть суток нужно было пользоваться искусственным светом. Для освещения служила чаще всего лучина, пучки которой вставляли в специально откованные фигурные светцы. Такие светцы, приспособленные для вбивания в стену, часто находят при раскопках. Иногда употребляли масляные светильники — небольшие плошки с загнутыми внутрь краями и кольцеобразной ручкой. В эти плошки, очевидно, опускали фитиль. Люди побогаче могли позволить себе такую роскошь как сальные, а то и восковые свечи.

Печь, служившая рядовому населению как для отопления, так и для приготовления пищи, помещалась обычно в одном из углов. Судя по материалам раскопок, в XIII-XV вв. положение печи в избе еще не было строго зафиксировано в данной области, как это наблюдается позднее. Однако в северных областях печь чаще ставили справа или слева от входа, а в южных — по диагонали от входа. Подавляющее большинство печей были глинобитными, сводчатыми, с плоским подом; в начале рассматриваемого периода встречаются изредка каменки, а в конце его — кирпичные печи. Печь ставилась на «опечке», который чаще всего представлял четыре (реже — два) вертикально врытых в землю столба, и не была конструктивно связана со срубом избы. В избах крестьян и ремесленников печь не имела трубы, и дым выходил прямо в комнату, а оттуда через волоковое окошко на улицу.

Надворные постройки так же, как и жилые, были рубленными из бревен клетями. На них (особенно в зоне лиственных лесов) чаще, чем на жилье, шли дубовые бревна. Это объясняется тем, что дуб крепче сосны и ели, но не имеет такого прямого и ровного ствола и в срубе образует большие щели, что не так важно для хозяйственных построек. Смолистые хвойные деревья обеспечивали, кроме того, и большую сухость помещений. Пол в хозяйственных постройках или вовсе отсутствовал или его делали из неоструганных (а иногда и неошкуренных) тонких бревен и жердей.

Бани были почти в каждой северорусской усадьбе. Их строили также из бревен, но иногда на постройку бань шли отходы от других строений. Так, в Москве, в Зарядье, была открыта баня, сгоревшая при большом пожаре 1468 г. Ее венцы срублены из бревен неравной толщины, уже бывших ранее в какой-то другой постройке; пол устроен из тонких неотесанных жердей, неплотно прилегавших друг к другу для лучшего стока воды, как в современных деревенских банях. Такими жердями была выстлана земля перед срубом; это можно объяснить известным обычаем выходить во время паренья из бани на свежий воздух.

Дома феодальной знати и других богатых людей не различались так существенно в северных и южных областях Руси, как жилища крестьян и городской бедноты. И на севере, и на юге это были большие рубленные из дерева постройки, всегда из нескольких срубов, а по высоте — в несколько этажей. Богатые хоромы обычно строили в три этажа: нижний — нежилой подклет, второй, где собственно и располагались основные помещения как жилые, так и парадные, и третий, куда выходили лишь светлицы и терема с своеобразными площадками-«гульбищами» вокруг них.

Дворцовые помещения воздвигали по мере надобности в разные времена, поэтому дворцы русской знати, как и повсюду в то время — в Европе и на Востоке — не были построены по какому-то единому, заранее продуманному плану. Каждую новую «палату» пристраивали к другим там, где это находили нужным, и либо соединяли с ними переходом или дверью, либо делали отдельный вход с наружной или внутренней лестницей.

В XV в. крупные феодальные сеньоры стали строить себе каменные палаты, которые поначалу включали в общий комплекс с остальными деревянными помещениями дворца. Пожалуй, больше всего таких зданий известно в Великом Новгороде.

В XIV в. в особенно роскошных дворцах были уже и застекленные окна — например, терем Дмитрия Донского с его «стекольчатым» окном. Поскольку речь идет о «златоверхом» богато украшенном тереме, можно предположить, что и стекла были цветные, создававшие игру цветов внутри терема. Внутренние помещения дворцов знати были достаточно освещены и естественным и искусственным светом, чтобы возникла потребность в их специальном украшении. Источники XIII-XV вв. не содержат сведений о росписи стен во дворцах, но такой обычай существовал и в более ранний период, а о росписи внутренних помещений княжеских и царских дворцов в XVI-XVII вв. имеется множество упоминаний, поэтому есть все основания думать, что и в XIII-XV вв. стены и потолки богатых комнат украшали росписью, стены могли также завешивать дорогими материями — «узорочьем».

Кирпичная печь с трубой тоже очень рано должна была стать не только источником тепла, но и важным элементом украшения интерьера. Народный обычай белить печи и расписывать их различными узорами и рисунками на разные сюжеты, по-видимому, весьма древний. Позднейшие изразцовые печи, получившие широкое распространение, уже в XVI-XVII вв., по всей вероятности, сменили печи расписные.

«Красный» угол комнаты украшало множество икон, выложенных золотом, серебром и драгоценными камнями. Среди них были древние иконы и произведения, принадлежавшие кисти лучших художников.

Большой дом с корнем дом

Производные с корнем дом-

В русском языке лексема дом не только обозначает постоянное, а не временное жилье, но и материализует идею родства по месту “сидения”, которое с некоторых пор становится столь же важным во взаимных отношениях между людьми, как прежде род.

Именно дом стал исходной точкой общности, то есть близости по роду (в пространстве, а не во времени). Отсюда возникло и дальнейшее развитие семантики слова дом.

В словаре В. Даля представлены такие значения данной лексемы: `строение для житья?; `семейство, семья, хозяева с домочадцами?; `род, поколение’; костр., твер. дом говорят вместо домовина, домовище, `гроб? (Даль I, 465-467).

В МАС слово дом зафиксировано в следующих значениях: `здание, строение, предназначенное для жилья, для размещения различных учреждений и предприятий?; `жилое помещение, квартира, жилье?; `семья, люди, живущие вместе одним хозяйством?; `династия, царствующий род?; `культурно-просветительское, научное, бытовое государственное учреждение, а также здание, в котором оно находится?; устар `заведение, предприятие? (МАС I, 325).

Главный семантический признак, характерный для основного значения лексемы дом `постоянное, а не временное жилье?.

Однако, ученые отмечают, что в противоположность лексеме времянка, общее значение которой `нечто временное? (одно из конкретных — `временный дом?), которая требует конкретизации в семантическом плане, лексема дом в такой конкретизации не нуждается. Это связано с тем, что признак `постоянный? уже заложен в семантике слова дом.

Также было замечено, что слово дом “ничего и не значит, как просто `дом?, и потому сложно определить исконный смысл корня. Так как дом — жилье вообще, всякое жилье, то слово дом и стало родовым обозначением жилья, а также всего, что в нем находится”.

В славянских языках слово с корнем *dom- унаследовано индоевропейское слово domus и производные, которые обозначают нечто `свое, освоенное?. Так, в испанском и итальянском языках лексема domesticos `домашний? употребляется исключительно в словосочетании animales domestikos `домашние животные?, то есть `освоенные человеком?. Более общее значение того же корня в германских языках — английском и немецком. Английское слово domestic `домашний?, `свои, внутренние дела? (русское домострой, домостройничать `вести хозяйство?).

С корнем *dom- можно сопоставить и некоторые термины, например: dominanta `господствующий? (по схожей модели образовано слово, производное от другого корня с тем же значением, — хозяин (ранее хазяин) от хаза (хата) `дом?), то есть `тот, кто господствует (хозяйничает) где-либо’.

Обратившись к словарю М. Фасмера, мы видим, что дом известен и другим языкам, причём не только славянским: укр. дiм, дом; болг. домъ?т; сербохорв. дфм; словен. dфm; чеш. dщm; слвц. dom; лат. domus. (Фасм. I, 526-527).

Н.М. Шанский по поводу этимологии слова дом замечает, что “сновное и первичное значение слова дом — `здание, строение?. По своему происхождению это слово такое же отглагольное. Как и указанные синонимы (строение- от строити, здание — от зъдати `строить, создавать?). Правда образовано оно от исчезнувшего глагола и без помощи суффикса.

Имея в виду модель везу-воз, теку-ток, стелю-стол (первоначально `подстилка?), беру — древнерусск. бор `дань и так далее, можно установить утраченный славянскими языками глагол дему. Подобное соответствие мы находим в греческом языке (ср demo `строю? и domos `постройка, строение?) и так далее. На звук о в слове дом как на ступень чередования с е указывают все специалисты по этимологии русского языка, в том числе М. Фасмер (Фасмер I, 526-527). Идентичность русского дом и греч domos несомненна. А слово domos является производным от demф `строю?.

Такая этимология слова дом может служить основой для возникновения “строительных” метафор. Не понятие о здании лежит в основе народного представления о доме, а понятие о чем-то созданном. Постоянном, общем для всех “своих”, которые объединяются кровом такого дома. Такое понимание лексемы дом характерно для русской языковой картины мира.

Дом — жилое пространство человека, символ семейного благополучия и богатства, локус многих календарных и семейных обрядов. Дом противопоставлен внешнему миру, входя в бинарную оппозицию `свой — чужой?. Отношение к чужому может быть настороженно-ожидающим, требующим проверки, размышления, неторопливого вырабатывания правильного решения, и, пока оно не достигнуто, к чужому присматриваются, его учитывают, но с ним сознательно не хотят сближаться.

Лексема дом является неотъемлемой частью языка, относящейся непосредственно к материальной культуре людей. Именно поэтому рассмотрение словообразовательного гнезда имеет большое значение.

Согласно информации авторов «Этимологического словаря славянских языков. Праславянский лексический фонд», в славянских языках *domъ принадлежит к монофонетическим корневым морфемам. В некоторых индоевропейских языках исследуемое слово принадлежит к словам, которые связаны между собой отношениями чередования. Так, например, греческое дьмпт `дом’ связано отношениями чередования (о//е) с *demo `строить, сооружать’ (ЭССЯ 5, 72-73).

От праслав. *domъ уже в праславянском языке сформирована большая группа дериватов, среди которых наречие *domа, которое продолжается в ряде южнославянских языков: болг. домб, словен. domб, особенно в производных *domatjь, *domatjьnъ `домачьний > домашьний > домашний’.

Кроме этого, генетическое гнездо дом- состоит из множества дериватов. Рассмотрим их. Деминутивы от дом-:

Домик `небольшой домик в деревне’ (Даль Й, 466). Данная лексема образована про помощи уменьшительно-ласкательного суффикса -ик;

Домок, просторечное, — дериват от дом: “Извольте посмотреть домок на косогоре” (Даль Й, 466);

Домишко — уничижительное от дом: “Здесь в прошлом году был жалкий домишко”. Этот дериват образован при помощи суффикса -ишк- (Даль Й, 466).

Домина — увеличительное от дом. Особенностью лексемы домина является то, что ей присуще употребление в женском и мужском роде.

Домище — увеличительное от дом: “Против моих окон высится громадный рыжий домище” (Даль Й, 466).

К наидревнейшему фонду принадлежит ряд адъективов:

Домовый, домовой `относящийся к дому; находящийся при доме’, `относящийся к семье, хозяйству; домашний’, `домовитый, хояйственный’, `сверхъестественное существо, живущее в доме; добрый или злой дух, охраняющий дом’ — переносное употребление: “Домового ли хоронят, ведьму ль замуж выдают?” (Даль Й, 466; СРНГ 8, 121). Адъектив принадлежит общеславянскому фонду и возводится к праслав. *domovъ(jь) (ЭССЯ 5, 71). От *domovъ(jь) образован, в свою очередь, ряд производных:

Домовик `устар. сверхъестественное существо, живущее в доме; добрый или злой дух, охраняющий дом’ (Даль Й, 466), диал. домовица `домашняя хозяйка’, `жена домового’ (СРНГ 8, 120), которые также отнесены к праславянскому лексическому фонду и возводятся к *domovikъ, *domoviса (ЭССЯ 5, 70);

Домовник `владелец, хозяин дома’, `человек, оставшийся сидеть дома для исполнения каких-либо обязанностей’, домовница `женщина, которая остаётся дома’: “Домовница Василия, бабка Агафья, спала, прикорнув на сундуке” (Даль Й, 466).

Домовничать — просторечное `проводить время в чужом доме, заменяя хозяев’ “Бабке Степаниде судьба сулила стать бобылкой, сено на чужих дворах сушить, домовничать” (Даль Й, 466).

Домовище — устаревшее `стоянка’, `гроб’ (БАС 3, 953-957), диал. `жилище’, `сооружение в виде гроба над могилой’ (СРНГ 8, 120), которое принадлежит ряду славянских языков (словацкому, чешскому, словинскому), что позволило авторам “Этимологического словаря славянских языков” возвести к праформе *domoviљиe (ЭССЯ 5, 70).

Диал. домовина `дом, постоянное жильё’, `сооружение в виде гроба над могилой’, `гробница’, `гроб’ (СРГН 8, 119; СРГ Кузбасса, 68). Кроме русского языка, слово фиксируется также в ряде южнославянских языков, на основании чего авторы “Этимологического словаря славянских языков” возвели к праформе *domovina.

К праславянскому фонду отнесено и слово домовитый `зажиточный человек, хороший хозяин’ (Даль Й, 466) к праславянскому фонду с учётом ст.-сл. домовитъ, болг. домовит, др.-чеш. domovity?, польск. domovit (ЭССЯ 5, 70).

Домашний `относящийся к дому, к семейству’ (Даль Й, 466)

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector